Наказание детей ремнем


Можно ли воспитать ребенка без ремня? — Людмила Петрановская

Почему мы до сих пор можем физически наказывать детей? Чем отличаются физические наказания в разных семейных моделях, при различных взаимоотношениях между родителями и ребёнком? Что делать тем, кто принимает подобный способ наказания, но хочет остановиться? Об этом рассказывает педагог – психолог Людмила Петрановская.

Осознанно, не в момент нервного срыва, а в целях «воспитания» родитель может бить своего ребёнка в случае отсутствия у него эмпатии, способности напрямую воспринимать чувства другого человека, сопереживать ему.

Людмила Петрановская

Если родитель эмпатично воспринимает ребенка, он просто не сможет осознанно и планомерно причинять ему боль, психологическую ли, физическую. Он может сорваться, в раздражении шлёпнуть, больно дернуть и даже ударить в ситуации опасности для жизни – сможет. Но у него не получится заранее решить, а потом взять ремень и «воспитывать». Потому что когда ребенку больно и страшно, родитель чувствует напрямую и сразу, всем существом.

Отказ родителя от эмпатии (а порка невозможна без такого отказа) с очень большой вероятностью приводит к неэмпатичности ребенка, к тому, что он, например, став постарше, может уйти гулять на ночь, а потом искренне удивится, чего это все так переполошились.

То есть, вынуждая ребенка испытывать боль и страх, – чувства сильные и грубые, мы не оставляем никакого шанса для чувств тонких – раскаяния, сострадания, сожаления, осознания того, как ты дорог.

Что касается вопроса наказаний, приведу отрывки из своей книги: «Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения»:

«Часто родители задают вопрос: можно ли наказывать детей и как? Но с наказаниями вот какая есть проблема. Во взрослой жизни-то наказаний практически нет, если не считать сферу уголовного и административного права и общение с ГИБДД. Нет никого, кто стал бы нас наказывать, «чтобы знал», «чтобы впредь такого не повторялось».

Все гораздо проще. Если мы плохо работаем, нас уволят и на наше место возьмут другого. Чтобы наказать нас? Ни в коем случае. Просто чтобы работа шла лучше. Если мы хамоваты и эгоистичны, у нас не будет друзей. В наказание? Да нет, конечно, просто люди предпочтут общаться с более приятными личностями. Если мы курим, лежим на диване и едим чипсы, у нас испортится здоровье. Это не наказание – просто естественное следствие. Если мы не умеем любить и заботиться, строить отношения, от нас уйдет супруг – не в наказание, а просто ему надоест. Большой мир строится не на принципе наказаний и наград, а на принципе естественных последствий. Что посеешь, то и пожнешь – и задача взрослого человека просчитывать последствия и принимать решения.

Если мы воспитываем ребенка с помощью наград и наказаний, мы оказываем ему медвежью услугу, вводим в заблуждение относительно устройства мира. После 18 никто не будет его заботливо наказывать и наставлять на путь истинный (собственно, даже исконное значение слова «наказывать» – давать указание, как правильно поступать). Все будут просто жить, преследовать свои цели, делать то, что нужно или приятно лично им. И если он привык руководствоваться в своем поведении только «кнутом и пряником», ему не позавидуешь.

Ненаступление естественных последствий – одна из причин, по которым оказываются не приспособлены к жизни дети, выпускники детских домов. Сейчас модно устраивать в учреждениях для сирот «комнаты подготовки к самостоятельной жизни». Там кухня, плита, стол, все как в квартире.

Мне с гордостью показывают: «А вот сюда мы приглашаем старших девочек, и они могут сами себе приготовить ужин». У меня вопрос возникает: «А если они не захотят? Поленятся, забудут? Они в этот день без ужина останутся?» «Ну, что вы, как можно, они же дети, нам этого нельзя, врач не разрешит». Такая вот подготовка к самостоятельной жизни. Понятно, что профанация.

Смысл ведь не в том, чтобы научиться варить суп или макароны, смысл в том, чтобы уяснить истину: там, в большом мире, как потопаешь, так и полопаешь. Сам о себе не позаботишься, никто этого делать не станет. Но от этой важной истины детей тщательно оберегают. Чтобы потом одним махом выставить в этот самый мир – и дальше как знаешь…

Вот почему очень важно всякий раз, когда это возможно, вместо наказания использовать естественные следствия поступков. Потерял, сломал дорогую вещь – значит, больше нету. Украл и потратил чужие деньги – придется отработать. Забыл, что задали нарисовать рисунок, вспомнил в последний момент – придется рисовать вместо мультика перед сном. Устроил истерику на улице – прогулка прекращена, идем домой, какое уж теперь гуляние.

Казалось бы, все просто, но почему-то родители почти никогда не используют этот механизм. Вот мама жалуется, что у дочки-подростка стащили уже четвертый мобильный телефон. Девочка сует его в задний карман джинсов и так едет в метро. Говорили, объясняли, наказывали даже. А она говорит, что «забыла и опять засунула». Бывает, конечно.

Но я задаю маме один простой вопрос: «Сколько стоит тот телефон, что у Светы сейчас?» «Десять тысяч – отвечает мама, – две недели назад купили». Не верю своим ушам: «Как, она потеряла уже четыре, и вы опять покупаете ей такой дорогой телефон?» «Ну, а как же, ведь ей нужно, чтобы были и фотоаппарат, и музыка, и современный чтоб. Только, боюсь, опять потеряет».

Кто б сомневался! Естественно, в этой ситуации ребенок и не станет менять свое поведение – ведь последствий не наступает! Его ругают, но новый дорогой мобильник исправно покупают. Если бы родители отказались покупать новый телефон или купили самый дешевый, а еще лучше – подержанный, и оговорили срок, в течение которого он должен уцелеть, чтобы можно было вообще заводить речь о новом, то Света уж как-нибудь научилась бы «не забывать».

Но это казалось им слишком суровым – ведь девочке нужно быть не хуже других! И они предпочитали расстраиваться, ссориться, сокрушаться, но не давали дочке никакого шанса изменить поведение.

Не стесняйтесь нестандартных действий. Одна многодетная мама рассказывала, что устав от препирательств детей на тему, кто должен мыть посуду, просто перебила одну за другой все вчерашние тарелки, сваленные в мойку. Эксцентрично, да. Но это тоже своего рода естественное следствие – ближнего можно довести, и тогда он будет вести себя непредсказуемо. Посуда с тех пор исправно моется.

Другая семья просидела всем составом неделю на макаронах и картошке – отдавали деньги, которые были утащены ребенком в гостях. Причем свою «диету» семейство соблюдало не со страдальческими физиономиями, а подбадривая друг друга, весело, преодолевая общую беду. И как все радовались, когда в конце недели нужная сумма была собрана и отдана с извинениями, и даже осталось еще денег на арбуз! Больше случаев воровства у их ребенка не было.

Обратите внимание: никто из этих родителей не читал нравоучений, не наказывал, не угрожал. Просто реагировали как живые люди, решали общую семейную проблему, как могли.

Понятно, что есть ситуации, когда мы не можем позволить последствиям наступить, например, нельзя дать ребенку вывалиться из окна и посмотреть, что будет. Но, согласитесь, таких случаев явное меньшинство».

Модели отношений

Мне кажется, между родителем и ребенком всегда существует некий негласный договор о том, кто они друг другу, каковы их взаимоотношения, как они обходятся с чувствами своими и друг друга. Есть несколько моделей этих договоров, в каждой из которых тема физических наказаний звучит совершенно по-разному.

  • Модель традиционная, естественная, модель привязанности.

Родитель для ребенка – прежде всего источник защиты. Он всегда рядом в первые годы жизни. Если надо ребенку что-то не разрешить, мать останавливает его в буквальном смысле – руками, не читая нотаций. Между ребенком и матерью глубокая, интуитивная, почти телепатическая связь, что сильно упрощает взаимопонимание и делает ребенка послушным.

Физическое насилие может иметь место только как спонтанное, сиюминутное, с целью мгновенного прекращения опасного действия – например, резко отдернуть от края обрыва или с целью ускорить эмоциональную разрядку.

При этом особых переживаний по поводу детей нет, и если оно требуется, например, для обучения навыкам или для соблюдения ритуалов, они могут подвергаться вполне жестокому обращению, но это не наказание никаким боком, а даже наоборот иногда. Дети адаптированы к жизни, не слишком тонко развиты, но в целом благополучны и сильны.

  • Модель дисциплинарная, модель подчинения, «удержания в узде», «воспитания»

Ребенок здесь источник проблем. Если его не воспитывать, он будет полон грехов и пороков. Он должен знать свое место, должен подчиняться, его волю нужно смирить, в том числе с помощью физических наказаний.

Этот подход очень ярко прозвучал у философа Локка, он с одобрением описывает некую мамашу, которая 18 (!!!) раз за один день высекла розгой двухлетнюю кроху, которая капризничала и упрямилась после того, как ее забрали от кормилицы. Такая чудная мамаша, которая проявила упорство и подчинила волю ребенка. Никакой привязанности к ней не испытывающего, и не понимающего, с какого перепугу он должен слушаться эту чужую тетю.

Появление этой модели во многом связано с урбанизацией, ибо ребенок в городе становится обузой и проблемой, и растить его естественно просто невозможно. Любопытно, что даже семьи, у которых не было жизненно важной необходимости держать детей в черном теле, принимали эту модель. Вот в недавнем фильме «Король говорит» между делом сообщается, как наследный принц страдал от недоедания, потому что нянька его не любила и не кормила, а родители заметили это только через три года.

Естественно, не подразумевая привязанности, эта модель не подразумевает и никакой эмоциональной близости между детьми и родителями, никакой эмпатии, доверия. Только подчинение и послушание с одной стороны и строгая забота, наставление и обеспечение прожиточного минимума с другой. В этой модели физические наказания абсолютно необходимы, они планомерны, регулярны, часто очень жестоки и обязательно сопровождаются элементами унижения, чтобы подчеркнуть идею подчинения.

Дети часто виктимны и запуганы либо идентифицируются с агрессором. Отсюда – высказывания в духе: «Меня били, вот я человеком вырос, потом и я буду бить». Но при наличии других ресурсов такие дети вполне вырастают и живут, не то чтобы в контакте со своими чувствами, но более-менее умея с ними уживаться.

  • Модель «либеральная», «родительской любви»

Новая и не устоявшаяся, возникшая из отрицания жестокости и бездушной холодности модели дисциплинарной, а еще благодаря снижению детской смертности, падению рождаемости и резко выросшей «цене ребенка». Содержит идеи из серии «ребенок всегда прав, дети чисты и прекрасны, учитесь у детей, с детьми надо договариваться» и так далее. Заодно с жестокостью отрицает саму идею семейной иерархии и власти взрослого над ребенком.

Предусматривает доверие, близость, внимание к чувствам, осуждение явного (физического) насилия. Ребенком надо «заниматься», с ним надо играть и «говорить по душам».

При этом в отсутствие условий для нормального становления привязанности и в отсутствии здоровой программы привязанности у самих родителей (а откуда ей взяться, если их-то воспитывали в страхе и без эмпатии?) дети не получают чувства защищенности, не могут быть зависимыми и послушными, а им это жизненно важно, особенно в первые годы, да и потом. Не чувствуя себя за взрослым, как за каменной стеной, ребенок начинает стараться сам стать главным, бунтует, тревожится.

Родители переживают острое разочарование: вместо «прекрасного дитя» они получили злобного и несчастного монстрика. Они срываются, бьют, причём не намеренно, а в приступе ярости и отчаяния, потом сами себя грызут за это. А на ребенка злятся нешуточно: ведь он «должен понимать, каково мне».

Некоторые открывают для себя волшебные возможности эмоционального насилия и берут за горло шантажом и чувством вины: «Дети, неблагодарные существа, вытирают об родителей ноги, ничего не хотят, ничего не ценят». Все хором ругают либеральные идеи и доктора Спока, который вообще ни при чем, и вспоминают, где лежит ремень.

Так вот, в пределах дисциплинарной модели физическое насилие не очень сильно ранило, если не становилось запредельным, потому что таков был договор. Никаких чувств, как мы помним, никакой эмпатии. Ребенок этого и не ждет. Больно, – терпит. По возможности, скрывает проступки. И сам к родителю относится как к силе, с которой надо считаться, без особого тепла и нежности.

Когда же стало принято детей любить и потребовалось, чтобы они в ответ любили, когда родители стали подавать детям знаки, что их чувства важны, – все изменилось, это другой договор. И если в рамках этого договора ребенка вдруг начинают бить ремнем, он теряет всякую ориентацию. Отсюда феномен, когда порой человек, которого все детство жестоко пороли, не чувствует себя сильно травмированным, а тот, кого один раз в жизни не так уж сильно побили или только собирались, помнит, страдает и не может простить всю жизнь.

Чем больше контакта, доверия, эмпатии – тем немыслимее физическое наказание. Не знаю, если б вдруг, съехав с катушек, я начала со своими детьми что-то подобное проделывать, мне страшно даже подумать о последствиях. Потому что это было бы для них полное изменение картины мира, крушение основ, то, отчего сходят с ума. А для каких-то других детей других родителей это был бы неприятный инцидент, и только.

Поэтому и не может быть общих рецептов про «бить не бить» и про «если не бить, то что тогда».

И задача, которая стоит перед родителями в том, чтобы возродить почти утраченную программу формирования здоровой привязанности. Через голову во многом возродить, ибо природный механизм передачи сильно поврежден. По частям и крупицам, сохраненным во многих семьях просто чудом, учитывая нашу историю.

И тогда многое само решится, потому что ребенка, воспитанного в привязанности, не то что бить, наказывать, в общем, не нужно. Он готов и хочет слушаться. Не всегда и не во всем, но, в общем и целом. А когда не слушается, то тоже как-то правильно и своевременно, и с этим более-менее понятно, что делать.

Что же такое физическое насилие?

Модели моделями, но давайте посмотрим теперь с другой стороны: что есть сам акт физического насилия по отношению к ребенку (во многом все это справедливо и для нефизического: оскорбления, крик, угрозы, шантаж, игнорирование и так далее).

1. Спонтанная реакция на опасность. Это когда мы ведем себя, по сути, на уровне инстинкта, как животные, в ситуации непосредственной угрозы жизни ребенка. У наших соседей была большая старая собака колли. Очень добрая и умная, позволяла детям себя таскать за уши и залезать верхом и только понимающе улыбалась на это все.

И вот однажды бабушка была дома одна со своим трехлетним внуком, что-то делала на кухне. Прибегает малыш, ревет, показывает руку, прокушенную до крови, кричит: «Она меня укусила!». Бабушка в шоке: неужели собака с ума сошла на старости лет? Спрашивает внука: «А что ты ей сделал?» В ответ слышит: «Ничего я ей не делал, я хотел с балкона посмотреть, а она сначала рычала, а потом…» Бабушка на балкон, там окно распахнуто и стул приставлен. Если б залез и перевесился, – все: этаж-то пятый.

Дальше бабушка мелкому дала по попе, а сама села рыдать в обнимку с собакой. Что он из всей этой истории понял, я не знаю, но отрадно, что у него будут еще лет восемьдесят впереди на размышления, благодаря тому, что собака отступилась от своих принципов.

2. Попытка ускорить разрядку. Представляет собой разовый шлепок или подзатыльник. Совершается обычно в моменты раздражения, спешки, усталости. В норме сам родитель считает это своей слабостью, хотя и довольно объяснимой. Никаких особых последствий для ребенка не влечет, если потом он имеет возможность утешиться и восстановить контакт.

3. Стереотипное действие, «потому что так надо», «потому что так делали родители», так требуется культурой, обычаем и тому подобное. Присуще дисциплинарной модели. Может быть разной степени жестокости. Обычно при этом не вникают в подробности проступка, мотивы поведения ребенка, поводом становится формальный факт: двойка, испорченная одежда, невыполнение поручения. Встречается чаще у людей, эмоционально туповатых, не способных к эмпатии (в том числе и из-за аналогичного воспитания в детстве). Хотя иногда это просто от скудости, так сказать, арсенала воздействий. С ребенком проблемы, что делать? А выдрать хорошенько.

Для ребенка также эмоционально туповатого оно не очень травматично, ибо не воспринимается как унижение. Ребенка чувствительного может очень ранить.

Вообще этот тип мы не очень хорошо знаем, потому что к психологам такие родители не обращаются, в обсуждениях темы не участвуют, ибо не видят проблемы и не задумываются. У них «своя правда». Как с ними работать не очень понятно, потому что получается сложная ситуация: общество и государство вдруг стали считать такое неприемлемым и готовы чуть ли не забирать детей. А люди реально не видят, из-за чего сыр-бор и говорят «чего с ним будет?». Часто и сам ребенок не видит.

4. Стремление передать свои чувства, «чтоб он понял, наконец». То есть насилие как высказывание, как акт коммуникации, как последний довод. Сопровождается очень сильными чувствами родителя, вплоть до измененного состояния сознания «у меня в глазах потемнело», «сам не знаю, что на меня нашло» и прочее. Часто потом родитель жалеет, чувствует вину, просит прощения. Ребенок тоже. Иногда это становится «прорывом» в отношениях. Классический пример описан Макаренко в «Педагогической поэме».

Не может быть сымитировано, хотя некоторые пытаются и получают в ответ лютую и справедливую ненависть ребенка в ответ. Отдельные особи еще и себя потом делают главными бедняжками с текстом: «Посмотри, до чего ты довел мамочку». Но это уже особый случай, деформация личности по истероидному типу.

Часто бывает на фоне переутомления, нервного истощения, сильной тревоги, стресса. Последствия зависят от того, готов ли сам родитель это признать срывом или, защищаясь от чувства вины, начинает насилие оправдывать и выдает себе индульгенцию на насилие «раз он слов не понимает». Тогда ребенок становится постоянным громоотводом для родительских негативных чувств.

5. Неспособность взрослого переносить фрустрацию. В данном случае фрустрацией становится несоответствие поведения ребенка или самого ребенка ожиданиям взрослого. Часто возникает у людей, в детстве не имевших опыта защищенности и помощи в совладении с фрустрацией. Особенно если они возлагают на ребенка ожидания, что он восполнит их эмоциональный голод, станет «идеальным ребенком».

При столкновении с тем фактом, что ребенок этого не может и/или не хочет, испытывают ярость трехлетки и себя не контролируют. Ребенка вообще-то страстно любят, но в момент приступа люто ненавидят, то есть смешанные чувства им не даются, как маленьким детям. Так ведут себя нередко воспитанники детских домов или отвергающих родителей. Иногда это психопатия.

На самом деле этот вид насилия очень опасен, так как в приступе ярости и убить можно. Собственно, именно так обычно и калечат, и убивают. Для ребенка оборачивается либо виктимностью и зависимостью, либо стойким отторжением от родителя, страхом, ненавистью.

6. Месть. Не так часто, но бывает. Помнится, был фильм французский, кажется, где отец бил сына как бы за то, что неусердно занимается музыкой, а на самом деле, – мстил за то, что из-за детской шалости ребенка погибла его мать. Это, конечно, драматические навороты, обычно все прозаичнее. Месть за то, что родился не вовремя. Что похож на отца, который предал. Что болеет и «жизнь отравляет».

Последствия такого поведения печальны. Аутоагрессия, суицидальное поведение ребенка. Если родитель так сильно не хочет, чтобы ребенок жил, он чаще всего слушается и находит способ. Ради мамочки. Ради папы. В более мягком варианте становится старшим и утешает, как в том же фильме. Реже — ненавидит и отдаляется.

7. Садизм. То есть собственно сексуальная девиация (отклонение). Вряд ли это новая мысль, но порка очень похожа символически на половой акт. Обнажение определенных частей тела, поза подставления, ритмичные телодвижения, стоны-крики, разрядка напряжения. Не знаю, проводились ли исследования, как связана склонность физически наказывать детей (именно пороть) и степень сексуального благополучия человека. Мне вот сдается, что сильно связаны. Во всяком случае, самые частые и жестокие порки наблюдались именно в тех обществах и институтах, где сексуальность была наиболее жестко табуирована или регламентирована, в тех же монастырских школах, частных школах, где традиционно преподавали люди несемейные, закрытых военных училищах и так далее.

Поскольку в глубине души взрослый обычно прекрасно знает, в чем истинная цель его действий, городятся подробные рационализации. А поскольку удовольствия хочется еще и еще, строгость усиливается все больше, чтобы всегда был повод выпороть. Все это описано, например, в воспоминаниях Тургенева о детстве с мамашей-садисткой. Так что, если кто с пеной у рта доказывает, что бить надо и правильно, и начинает еще объяснять, как именно это делать, да чем и сколько, как хотите, а у меня первая мысль, что у него проблемы на этой самой почве.

Самый мерзкий вариант – когда избиение подается ребенку не как акт насилия, а как, так сказать, акт сотрудничества. Требуют, чтобы сам принес ремень, чтобы сказал потом «спасибо». Говорят: «Ты же понимаешь, это тебе во благо, я тебя люблю и не хотел бы, я тебе сочувствую, но надо». Если ребёнок поверит, система ориентации в мире у него искажается. Он начинает признавать правоту происходящего, формируется глубокая амбивалентность с полной неспособностью к нормальным отношениям, построенным на безопасности и доверии.

Последствия разные. От мазохизма и садизма на уровне девиаций до участия в рационализациях типа «меня пороли — человеком вырос». Иногда приводит к тому, что подросший ребенок убивает или калечит своего мучителя. Иногда обходится просто лютой ненавистью к родителям. Последний вариант самый здоровый при подобных обстоятельствах.

8. Уничтожение субъектности. Описано Помяловским в «Очерках бурсы». Цель – не наказание, не изменение поведения и даже не всегда получение удовольствия. Цель – именно сломать волю. Сделать ребёнка полностью управляемым. Признак такого насилия – отсутствие стратегии. У Помяловского те дети, которые весь семестр старались вести себя и учиться хорошо и ни разу не были наказаны, в конце были жестоко пороты именно потому, что «нечего». Не должно быть никакого способа спастись.

В менее радикальном варианте, представленом во всей дисциплинарной модели, тот же Локк говорит буквально: «Волю ребенка необходимо сломить».

Чаще всего встречаются пункты 3 и 4. Реже 5 и 6, остальное еще реже. На самом деле 2 тоже, думаю, часто, просто про это не говорят, поскольку оно не выглядит проблемой и, наверное, ею и не является.

А вообще, по данным опросов, половина россиян используют физические наказания детей. Такой вот масштаб проблемы.

«Не хочу бить!», что делать?

Бороться с «жестоким обращением с детьми» сегодня тьма желающих, а вот помогать родителям, которые хотели бы перестать «воспитывать» подобным образом мало кто хочет и может.

Я безмерно уважаю тех родителей, которые, будучи сами биты в детстве, стараются детей не бить. Или хотя бы бить меньше. Потому что их Внутренний родитель, тот, который достался им в наследство от родителей реальных, считает, что бить можно и нужно. И даже если в здравом уме и твердой памяти они считают, что этого лучше не делать, стоит разуму ослабить контроль (усталость, недосып, испуг, отчаяние, сильное давление извне, например, от школы), как рука «сама тянется к ремню». И им гораздо труднее себя контролировать, чем тем, у кого в «программе» родительского поведения это не записано и ничего никуда не тянется. Если им все же удается контролировать себя, – это здорово. То же относится к крику, молчанию, шантажу и так далее.

Итак, что же делать родителям, которые хотят «завязать»?

Первое – запретить себе фразы типа «ребенок получил ремня». Особенно меня передергивает от «ему по попе прилетело». Это языковая и ментальная ловушка. Никто сам по себе ничего не получал. И уж точно никому ничего от мироздания не прилетало. Это вы его побили. И под видом «юмора» пытаетесь снять с себя ответственность. Как кто-то написал: «он совершил проступок и получил по попе, – это естественные последствия». Нет. Это самообман. Пока вы ему предаетесь, ничего не изменится. Как только научитесь хотя бы про себя говорить: «Я побил (а) своего ребенка», –удивитесь, насколько вырастет ваша способность к самообладанию.

То же самое с фразами типа «без этого все равно нельзя». Не надо обобщать. Научитесь говорить: «Я пока не умею обходиться без битья». Это честно, точно и обнадеживает.

В той книжке, про трудное поведение, которую я цитировала, главная мысль такая: ребенок, когда делает что-то не так, обычно не хочет плохого. Он хочет чего-то вполне понятного: быть хорошим, быть любимым, не иметь неприятностей и так далее. Трудное поведение – просто плохой способ этого достичь.

Все то же самое справедливо по отношению к родителям. Очень редко кто ХОЧЕТ мучить и обижать своего ребенка. Исключения есть, это то, о чем шла речь в пункте 8, с оговорками – 6 и 7. И это очень редко.

Во всех других случаях родитель хочет вполне хорошего или, по крайней мере, понятного. Чтобы ребенок был жив-здоров, чтобы вел себя хорошо, чтобы не нервничать, чтобы иметь контроль над ситуацией, чтобы не стыдиться, чтобы пожалели, чтоб все как у людей, чтобы разрядиться, чтобы хоть что-то предпринять.

Если понять про себя, чего ты на самом деле хочешь, когда бьешь, какова твоя глубинная потребность, то можно придумать, как удовлетворить эту потребность иначе.

Например, отдохнуть, чтобы не надо было разряжаться.

Или не обращать внимания на оценки посторонних, чтобы не стыдиться.

Или убрать какие-то опасные ситуации и вещи, чтобы ребенку не угрожала опасность.

Или что-то превратить в игру, чтобы контролировать ситуацию весело.

Или сказать о своих чувствах ребенку (супругу, подруге), чтобы быть услышанным.

Или пройти психотерапию, чтобы освободиться от власти собственных детских травм.

Или изменить свою жизнь, чтобы не ненавидеть ребенка за то, что она «не удалась».

А дальше придуманные альтернативные способы пробовать и смотреть, что будет. Не подошло одно, — пробовать другое.

Привычка эмоционально разряжаться через ребенка — это просто дурная привычка, своего рода зависимость. И эффективно справляться с ней нужно так же, как с любой другой вредной привычкой: не «бороться с», а «научиться иначе». Не «с этой минуты больше никогда», – все знают, к чему приводят такие зароки, а «сегодня хоть немного меньше, чем вчера», или «обойтись без этого только один день» (потом «только одну неделю», «только один месяц»).

Не пугаться, что не все получается. Не сдаваться. Не стесняться спрашивать и просить помощи. Держать в голове древнюю мудрость: «Лучше один шаг в правильном направлении, чем десять в неверном».

И помнить, что почти всегда дело в собственном Внутреннем ребенке, обиженном, испуганном или сердитом. Помнить о нем и иногда, вместо того чтобы воспитывать своего реального ребенка, заняться тем мальчиком или девочкой, что бушует внутри. Поговорить, пожалеть, похвалить, утешить, пообещать, что больше никому не дадите его обижать.

Это всё происходит не быстро и не сразу. И на этом пути нужно очень друг друга поддерживать супругам, и знакомым, и просто всем, кого считаете близкими.

Зато, если получается, выигрыш больше, чем все сокровища Али-бабы. Приз в этой игре – разрыв или ослабление патологической цепи передачи насилия от поколения поколению. У ваших детей Внутренний родитель не будет жестоким. Бесценный дар вашим внукам, правнукам и прочим потомкам до не знаю какого колена.

www.pravmir.ru

Почему нельзя бить детей ремнем! (советы психологов)

К сожалению, еще существует немало семей, где послушания от ребенка пытаются добиться путем рукоприкладства. Родители, которые бьют детей ремнем, уверены, что таким образом смогут вырастить человека. Однако в действительности применение грубой физической силы со стороны старших лишь доказывает их полную несостоятельность и подтверждает неумение найти приемлемый способ воздействия на чадо.

К чему приводит наказание детей ремнем?

Учеными и психологами доказано, что ребенок, родители которого используют в педагогических целях физическое превосходство, страдает от этого на протяжении всей жизни: детская жестокость, подростковая преступность и сексуальные расстройства – нередко за всем этим стоят телесные наказания в юном возрасте. Безусловно, если малыш провинился, не стоит спускать ему это с рук. Однако прежде чем бить детей ремнем, давайте разберемся, что побуждает взрослых к выбору такого наказания и чем это может обернуться.

Для начала попробуйте поставить себя на место ребенка, которому собрались преподать урок с помощью розги. Будете ли вы чувствовать любовь к человеку, который поднимает на вас руку? Разумеется, нет. Испытывая физическую боль и унижение, малыш не способен ответить вам тем же. Зачастую в его голове проносится мысль: «Ну ничего, вот вырасту, обязательно тебе отомщу». А теперь ответьте: неужели ваша цель – воспитать человека, который, став взрослым, начнет вымещать на вас злость за побои, нанесенные ему в детстве?

Конечно, со временем боль утихает, обиды забываются, вот только мысль о мести остается в подсознании нереализованной потребностью в проявлении агрессии, которая рано или поздно находит выход. Наверняка ведь каждому из нас доводилось пересекаться с жестокими, безжалостными, враждебно настроенными ко всем людьми. Помните, что путем наказания детей ремнем, подзатыльниками, шлепками по попе вам не удастся добиться желаемого педагогического результата. Такими действиями вы либо прививаете чаду озлобленность и упрямство, либо развиваете в нем трусость и лживость.

Многие скажут: «А меня вот били в детстве – и ничего, стал человеком». Во-первых, не забывайте, что каждый ребенок – индивидуальность, и однозначно сказать, как малыш переживет тот или иной вид наказания, невозможно. Во-вторых, даже если вы и не держите зла на своих родителей за физический подход к воспитанию, вряд ли вы благодарны им за все, что было. В большинстве случаев люди просто боятся признать, что можно было обойтись без рукоприкладства; они просто не верят, что бывает по-другому.

Итак, родители, которые бьют детей ремнем, забывают, что таким способом наказания только унижают их. Применение физической силы демонстрирует равнодушие и пренебрежение к ребенку как к личности – крики и удары заставляют его закрываться от взрослых и подрывают доверие к ним. В результате использования таких воспитательных приемов дети боятся самых близких людей. Кроме того, будучи регулярно битым, малыш начинает считать, что все проблемы решаются с помощью рукоприкладства; что обижать и унижать слабых можно.

Как воспитать ребенка без ремня?

Для некоторых это может показаться странным, но на самом деле дети обычно не боятся ни ремня, ни угла, ни розги. Психологические приемы воспитания воздействуют на ребенка сильнее, чем рукоприкладство, ведь в этом случае родители заставляют смотреть в глаза, требуют ответной реакции в форме соглашения, отрицания или компромисса. Однако даже у такого педагогического подхода существуют свои отрицательные стороны. Здесь очень важно не переусердствовать с воспитательной функцией, чтобы не выработать у ребенка склонность к лицемерию, боязнь перед совершением ошибок или привычку безропотно следовать чужим правилам, убивая свое внутреннее «Я».

Итак, как воспитать ребенка без ремня? Одним из наиболее действенных способов является спокойный разговор с чадом после совершения какого-либо проступка и запрет на любимое занятие (просмотр мультфильмов, покупка сладостей) в течение определенного периода времени. Выбирая такой метод воздействия, необходимо придерживаться следующих правил:

  • Прежде чем наказывать малыша, подумайте, действительно ли вы разобрались в причинах, которые толкнули его на проступок. Возможно, вы совершаете ошибку;
  • Если ребенок впервые нашкодил, не будьте к нему слишком строги. Лучше объясните, что он сделал не так, и договоритесь, что это не должно повторяться;
  • Воздержитесь от чтения нотаций. Если малыш сломал игрушку, просто скажите, что завтра ему нечем будет похвастаться перед друзьями. Это намного эффективней, чем ругать его за неосторожность и говорить, что он не ценит то, что вы для него делаете;
  • Помните, что бить детей ремнем и использовать другие способы физического воздействия неприемлемо. На семейном совете в спокойной обстановке четко определите правила наказания и поощрения. Сообщите ребенку, во что могут вылиться для него те или иные шалости;
  • Если вам пришлось сказать, что в воспитательных целях доступ к компьютеру будет ограничен на неделю, обязательно держите свое обещание. Никогда не бросайте слова на ветер, иначе чадо решит, что ему все дозволено;
  • Критикуйте только поступки, но не ребенка.

Бить детей ремнем – не единственный метод воспитания, изживший себя. Нельзя в качестве наказания выбирать труд, поскольку малыш в таком случае станет относиться к работе как к каторге. Не стоит ругать ребенка, если он заболел, столкнулся с проблемами; перед сном или сразу после пробуждения, во время игр или приема пищи. Наказание неуместно в моменты острых душевных переживаний, в частности после падения, драки, ссоры, получения плохой оценки в школе и т. д. Это не значит, что вы должны жалеть, – просто не подливайте масла в огонь.

Конечно, родители сами выбирают, бить детей ремнем или нет и какие педагогические методы использовать. И все же помните, что применение физической силы в благих намерениях может дать обратный результат. Лучшее воспитание – это не слова и не розга, а хороший пример.

www.baby.ru

Правда ли, что всыпать ремня

Сему очень ждали.

И дождались.

Когда уже потеряли надежду. Девять лет ожидания - и вдруг беременность!

Сема был закормлен любовью родителей. Даже слегка перекормлен. Забалован.

Мама Семы - Лиля - детдомовская девочка. Видела много жесткости и мало любви. Лиля любила Семочку за себя и за него.

Папа Гриша - ребенок из многодетной семьи.

Гришу очень любили, но рос он как перекати-поле, потому что родители отчаянно зарабатывали на жизнь многодетной семьи.

Гриша с братьями рос практически во дворе. Двор научил Гришу многому, показал его место в социуме. Не вожак, но и не прислуга. Крепкий, уверенный, себе-на-уме.

Гришины родители ждали Семочку не менее страстно. Еще бы! Первый внук!

Они плакали под окнами роддома над синим кульком в окне, который Лиля показывала со второго этажа.

Сейчас Семе уже пять. Пол шестого.

Сема получился толковым, но избалованным ребенком. А как иначе при такой концентрации любви на одного малыша?

Эти выходные Семочка провел у бабушки и дедушки.

Лиля и Гриша ездили на дачу отмывать дом к летнему сезону

Семочку привез домой брат Гриши, в воскресенье. Сдал племянника с шутками и прибаутками.

Сёма был веселый, обычный, рот перемазан шоколадом.

Вечером Лиля раздела сына для купания и заметила ... На попе две красные полосы. Следы от ремня.

У Лили похолодели руки.

- Семен... - Лилю не слушался язык.

- Да, мам.

- Что случилось у дедушки и бабушки?

- А что случилось? - не понял Сема.

- Тебя били?

- А, да. Я баловался, прыгал со спинки дивана. Деда сказал раз. Два. Потом диван сломался. Чуть не придавил Мурзика. И на третий раз деда меня бил. В субботу.

Лиля заплакала. Прямо со всем отчаянием, на какое была способна.

Сема тоже. Посмотрел на маму и заплакал. От жалости к себе.

- Почему ты мне сразу не рассказал?

- Я забыл.

Лиля поняла, что Сема, в силу возраста, не придал этому событию особого значения. Ему было обидно больше, чем больно.

А Лиле было больно. Очень больно. Болело сердце. Кололо.

Лиля выскочила в кухню, где Гриша доедал ужин.

- Сема больше не поедет к твоим родителям, - отрезала она.

- На этой неделе?

- Вообще. Никогда.

- Почему? - Гриша поперхнулся.

- Твой отец избил моего сына.

- Избил?

- Дал ремня.

- А за что?

- В каком смысле "за что"? Какая разница "за что"? Это так важно? За что? Гриша, он его бил!!! Ремнем! - Лиля сорвалась на крик, почти истерику.

Правда ли, что всыпать ремня - самый доходчивый способ коммуникации для детей?Фото: EAST NEWS

- Лиля, меня все детство лупили как сидорову козу и ничего. Не умер. Я тебе больше скажу: я даже рад этому. И благодарен отцу. Нас всех лупили. Мы поколение поротых жоп, но это не смертельно!

- То есть ты за насилие в семье? Я правильно понимаю? - уточнила Лиля стальным голосом.

- Я за то, чтобы ты не делала из этого трагедию. Чуть меньше мхата. Я позвоню отцу, все выясню, скажу, чтобы больше Семку не наказывал. Объясню, что мы против. Успокойся.

- Так мы против или это не смертельно? - Лиля не могла успокоиться.

- Ремень - самый доходчивый способ коммуникации, Лиля. Самый быстрый и эффективный. Именно ремень объяснил мне опасность для моего здоровья курения за гаражами, драки в школе, воровства яблок с чужих огородов. Именно ремнем мне объяснили, что нельзя жечь костры на торфяных болотах.

- А словами??? Словами до тебя не дошло бы??? Или никто не пробовал?

- Словами объясняют и все остальное. Например, что нельзя есть конфету до супа. Но если я съем, никто не умрет. А если подожгу торф, буду курить и воровать - это преступление. Поэтому ремень - он как восклицательный знак. Не просто "нельзя". А НЕЛЬЗЯ!!!

- К черту такие знаки препинания!

- Лиля, в наше время не было ювенальной юстиции, и когда меня пороли, я не думал о мести отцу. Я думал о том, что больше не буду делать то, за что меня наказывают. Воспитание отца - это час перед сном. Он пришел с работы, поужинал, выпорол за проступки и тут же пришел целовать перед сном. Знаешь, я обожал отца. Боготворил. Любил больше мамы, которая была добрая и заступалась.

- Гриша, ты слышишь себя? Ты говоришь, что бить детей - это норма. Говоришь это, просто другими словами.

- Это сейчас каждый сам себе психолог. Псехолог-пидагог. И все расскажут тебе в журнале "Щисливые радители" о том, какую психическую травму наносит ребенку удар по попе. А я, как носитель этой попы, официально заявляю: никакой. Никакой, Лиль, травмы. Даже наоборот. Чем дольше синяки болят, тем дольше помнятся уроки. Поэтому сбавь обороты. Сема поедет к любимому дедушке и бабушке.

После того, как я с ними переговорю.

Лиля сидела сгорбившись, смотрела в одну точку.

- Я поняла. Ты не против насилия в семье.

- Я против насилия. Но есть исключения.

- То есть, если случатся исключения, то ты ударишь Сему.

- Именно так. Я и тебя ударю. Если случатся исключения.

На кухне повисло тяжелое молчание. Его можно было резать на порции, такое тугое и осязаемое оно было.

- Какие исключения? - тихо спросила Лиля.

- Разные. Если застану тебя с любовником, например. Или приду домой, а ты, ну не знаю, пьяная спишь, а ребенок брошен. Понятный пример? И Сема огребет. Если, например, будет шастать на железнодорожную станцию один и без спроса, если однажды придет домой с расширенными зрачками, если ...не знаю...убьет животное...

- Какое животное?

- Любое животное, Лиля. Помнишь, как он в два года наступил сандаликом на ящерицу? И убил. Играл в неё и убил потом. Он был маленький совсем. Не понимал ничего. А если он в восемь лет сделает также, я его отхожу ремнем.

- Гриша, нельзя бить детей. Женщин. Нельзя, понимаешь?

- Кто это сказал? Кто? Что за эксперт? Ремень - самый доступный и короткий способ коммуникации. Нас пороли, всех, понимаешь? И никто от этого не умер, а выросли и стали хорошими людьми. И это аргумент. А общество, загнанное в тиски выдуманными гротескными правилами, когда ребенок может подать в суд на родителей, это нонсенс. Просыпайся, Лиля, мы в России. До Финляндии далеко.

Лиля молчала. Гриша придвинул к себе тарелку с ужином.

- Надеюсь, ты поняла меня правильно.

- Надейся.

Лиля молча вышла с кухни, пошла в комнату к Семе.

Он мирно играл в конструктор.

У Семы были разные игрушки, даже куклы, а солдатиков не было. Лиля ненавидела насилие и не хотела видеть его даже в игрушках.

Солдатик - это воин. Воин - это драка. Драка - это боль и насилие.

Гриша хочет сказать, что иногда драка - это защита. Лиля хочет сказать, что в цивилизованном обществе достаточно словесных баталий. Это две полярные точки зрения, не совместимые в рамках одной семьи.

- Мы пойдем купаться? - спросил Сема.

- Вода уже остыла, сейчас я горячей подбавлю...

- Мам, а когда первое число?

- Первое число? Хм...Ну, сегодня двадцать третье... Через неделю первое. А что?

- Деда сказал, что если я буду один ходить на балкон, где открыто окно, то он опять всыпет мне по первое число ...

Лиля тяжело вздохнула.

- Деда больше никогда тебе не всыпет. Никогда не ударит. Если это произойдет - обещай! - ты сразу расскажешь мне. Сразу!

Лиля подошла к сыну, присела, строго посмотрела ему в глаза:

- Сема, никогда! Слышишь? Никогда не ходи один на балкон, где открыто окно. Это опасно! Можно упасть вниз. И умереть навсегда. Ты понял?

- Я понял, мама.

- Что ты понял?

- Что нельзя ходить на балкон.

- Правильно! - Лиля улыбнулась, довольная, что смогла донести до сына важный урок. - А почему нельзя?

- Потому что деда всыпет мне ремня...

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Подзатыльник, шлепок, удар...

Специалисты до сих пор не определились, где грань, после которой серьезный разговор перерастает в рукоприкладство

- Любой здравомыслящий человек, любой психолог вам скажет: детей бить нельзя, - считает Лариса Овчаренко, завкафедрой психологии Московского городского педагогического университета, кандидат медицинских наук. - Если взрослый бьет ребенка, то расписывается в своей несостоятельности, признается, что больше он никак не может повлиять.

- А где грань? Шлепок, подзатыльник - это что? Избиение?

- Если говорить о насилии - физическом, психологическом, то грань есть. Считать ли подзатыльник насилием? Это вечный вопрос. Я бы определила это так: неприятное действие, которое остается у ребенка в памяти. Кто-то, и получив ремнем, через день все забывает. А есть дети, которые и легкий шлепок запоминают на всю жизнь, и он может стать причиной серьезных комплексов уже во взрослой жизни.

- Как же быть? У нас родители, бабушки-дедушки не имеют научной степени по психологии.

- Родители часто действуют по наитию, находят свои системы. Любое наказание, порицание - это система неких знаков. Вот для меня самым тяжелым наказанием было, когда мама переставала со мной разговаривать. Я понимала, что маму обидела.

- А если случай запущенный? Если уже ничего, кроме рукоприкладства, не помогает?

- Если надо помочь трудному ребенку, то прежде всего надо помочь его трудному родителю. Если родитель не справляется, то сначала нужно бы ему самому сходить к психологу, разобраться, почему его собственный ребенок вызывает у него такую агрессию. Если ситуация не настолько запущена, нужно проводить семейную терапию, идти к специалисту всей семьей, вместе с ребенком.

- Но многие считают, что порка, воспитание ремнем - это семейная традиция. Вот меня папа бил, я вырос нормальным человеком. Значит, и я так буду поступать...

- В психологии это называется семейной травмой. Я не хочу сказать, что многие семьи травмированы и это такая колоссальная проблема. Но на самом деле проблема есть. Мое мнение: от физического наказания нужно отказываться. Хотя я знаю, что мои коллеги придерживаются иной точки зрения. Бывают ситуации, особенно у мальчишек в подростковом возрасте, когда их надо встряхнуть, показать физическую силу. Бывают сложные ситуации, которые нужно переломить, и физическое воздействие иногда этому способствует.

- Что может произойти с маленьким человеком, которого систематически наказывают ремнем?

- Разные сценарии могут быть. Он может вырасти и будет точно так же воспитывать своих детей. А может сформироваться другое отношение - он скажет: я никогда не буду так наказывать детей, потому что помню, как мне было больно и обидно. В физических наказаниях ведь страшна не физическая боль, а психологическая обида, которая остается на всю жизнь.

Александр МИЛКУС.

А вы как считаете, стоит ли наказывать детей ремнем или послушания можно добиться только словами? Давайте обсудим!

Стоит ли наказывать детей ремнем или послушания можно добиться только словами? Давайте обсудим: http://www.kp.ru/daily/26611/3631821/.Стоит ли наказывать детей ремнем или послушания можно добиться только словами? Давайте обсудим: http://www.kp.ru/daily/26611/3631821/

www.nnov.kp.ru

«Била старших, когда не слушались. А забрали всех девятерых…»

27 марта из многодетной семьи Зои и Сергея К. из поселка Радошковичи Минской области по решению комиссии по делам несовершеннолетних забрали всех девятерых детей. Это случилось после того, как на руке у старшего, 14-летнего Егора (имена детей изменены. - Ред), в школе нашли синяки - мальчик рассказал, что его и еще троих детей бьют дома.

Подросток шокировал педагога и другим своим признанием: по его словам, мама якобы обещала на Вербное воскресенье или Пасху «уйти вместе с детьми к Богу» - семья верующая, ходят в баптистскую церковь. Слова мальчика подтвердили и другие дети из этой семьи. После исполнения решения комиссии шестеро старших детей поместили в дом-интернат в Радошковичах – ребятам 4,6,8, 9, 12 и 14 лет, а троих младших, которым нет еще трех лет (самой младшей девочке всего семь месяцев) - в детскую больницу Молодечно.

По решению комиссии по делам несовершеннолетних забрали всех детейФото: Павел МАРТИНЧИК

«Воспринимаю наказания ремнем как укол для больного человека»

До этого случая о семье было известно только хорошее: мама награждена орденом Матери, отец работает монтером на железной дороге - у супругов неплохой доход, дети всегда хорошо одеты и досмотрены. Семья много лет ходит в церковь Христиан веры евангельской в соседней деревне. «Немного закрытые, мало с кем общались, в свою квартиру никого не пускали, но ни Зою, ни Сергея не видели злыми или грубыми», - говорят соседи. Из религиозных соображений в доме у многодетной семьи не было телевизора и компьютера, детям не разрешали пользоваться интернетом.

После того как детей забрали, Зоя вышла на работу - спустя 14 лет декретного отпуска. Она работает конструктором на швейной фабрике в Молодечно. Мы застали ее на рабочем месте: женщина откладывает блузку, над которой работает, и соглашается недолго поговорить.

- Большая часть всего, что написано - ложь. Начали дети, а потом уже пошло дальше. Неправда и то, что я собиралась с ними уйти к Богу на Пасху.

Семья много лет ходит в церковь Христиан веры евангельской в соседней деревне.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- То есть вы их не наказывали?

- Они были виноваты, я их наказала. Последнее время Егор настолько непослушный был! И врал, и в интернете на страничке у него всякая грязь была - даже нецензурные слова. А еще нашла в кармане обожженную газету - получается, ребенок играл со спичками. Еще он музыкалку пропускал. Я наказывала ремнем по попе - он защищался и подставил руку, там образовался синяк.

Женщина говорит, что наказывала и 12-летнюю Лизу. «Хотелось бы от нее лучшего обращения со мной», - уточняет Зоя. Собеседница уверена, что ремень – правильный инструмент воспитания, который действовал безотказно.

- В последнее время она могла мне грубо ответить, гаркнуть. А в конкретном случае она ушла в магазин, который рядом с домом, идти всего 10 минут. А она поздно вернулась, ее не было часа полтора. Детей наказывала и раньше, но не сильно. Иногда могла и ремнем наказать.

- Когда вы стали бить детей?

- Не помню, может, больше года назад.

- После таких наказаний дети начинали вести себя по-другому?

- Да, это имеет эффект. Только скажешь «Где мой ремень?» - они понимают, что будет наказание, и начинают что-то делать. Но это для меня не приятная процедура, и я это делаю не со зла. Я это воспринимаю как укол для больного человека, лекарство.

На заседании комиссии Зоя не отрицала, что наказывала детейФото: Павел МАРТИНЧИК

Разрешение навестить старших детей Зоя и Сергей получили несколько дней назад, до этого созванивались с ними по телефону.

- Ездила к самым младшим в больницу: хотела покормить грудью самую младшую, но не разрешили. В больнице за нами все время наблюдали, не оставляли вместе с детьми наедине. Со старшими созваниваемся, пишем сообщения. Очень сильно просятся домой. Спрашиваю у детей: вам там хорошо? Нет, плохо - отвечают. Говорю: может, там останетесь? Нет, хотим домой. Много плачет 6-летняя дочка, особенно когда спать ложится. Катя, которая ходит во второй класс, говорит, что ей там страшно, с первого дня.

Зоя уверена, что ремень – правильный инструмент воспитанияФото: Павел МАРТИНЧИК

Женщина показывает смс, написанные старшим сыном: подросток просит у мамы прощения и говорит, что любит ее. Свой день рождения мальчик провел в интернате. Мама пожелала ему «не потерять то, что дано выше, поскорее вернуться домой и всех привести за собой». Женщина показывает и фотографии самой младшей дочки – девочке всего 7 месяцев, дома она была на грудном вскармливании, сейчас привыкает к бутылочке.

- На заседании комиссии я не отрицала, что наказывала детей, из Библии им отрывки на эту тему зачитывала. Они сказали, что вышел такой закон, который запрещает бить детей. Я дала расписку, что бить детей не буду, - продолжает женщина. Она утверждает, что детей у нее забрали в тот момент, когда ее не было дома, - она узнала об этом только постфактум.

- Муж взял самую маленькую на руки, не хотел отдавать. Дети начали плакать, такой крик стоял. Прихожу домой - уже пусто. На исправление нам дали 5 месяцев. Каждый месяц будут проводиться заседания комиссии - будут наблюдать, как мы справляемся. Нужно будет работать с психологами, психиатром, выполнять все рекомендации. На работе нужно быть от звонка до звонка - я работаю с 8.30 до 17.00. Здесь, кстати, меня поддерживают, переживают.

Младших детей из больницы забрал к себе брат Зои - ей и супругу разрешили навещать малышей только в присутствии брата.

Зоя считает, что люди вокруг нее разделились на два лагеря: одни сочувствуют, другие обвиняют.

- Но я не переживаю - верю в Бога, который все устроит и все расставит по своим местам.

«Мама никаких эмоций не выражала, не раскаивалась»

Четверо детей занимались в Радошковичской средней школе. Директор Инга Великоиваненко говорит, что дети способные, у старших - Егора и Лизы - был хороший средний балл: 7,7 - 7,9.

- К этой семье до этого у нас не было никогда вопросов: в доме чисто, порядок, аккуратно сложены вещи, родители часто бывали в школе на собраниях – одно из них как раз было посвящено вопросам поощрения и наказания в воспитании детей, и мама присутствовала.

По словам директора школы Инги Валерьевны, решение комиссии на время отобрать детей было взвешеннымФото: Павел МАРТИНЧИК

Директор рассказывает, что многодетная мама подтвердила: бьет детей ремнем в качестве наказания.

- На заседании комиссии мама никаких эмоций не выражала, не раскаивалась. Она не соглашалась с тем, что это неправильно - бить детей. Цитировала нам Библию, мол, бить розгами детей можно. Папа абсолютно согласен с мамой и ее методами воспитания. Но что может сделать ребенок, чтобы его ударили ремнем? Он не пил, не курил, - задается вопросом Инга Валерьевна. - Нельзя бить ребенка до такой степени, чтобы у него оставались синяки на теле - это моя личная позиция.

По словам Инги Валерьевны, решение комиссии на время отобрать детей было взвешенным - это были переживания за их жизнь и здоровье.

В Радошковичах у многодетной семьи две квартиры - в четырехкомнатной живут сами, в однокомнатной по соседству - мама Сергея.Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Я очень рада, что мама хочет вернуть детей, но меня смущает то, что она не признает своей ошибки, - говорит Инга Валерьевна.

«А нас как в детстве били!»

В Радошковичах у многодетной семьи две квартиры - в четырехкомнатной живут сами, в однокомнатной по соседству - мама Сергея. В тамбуре квартиры многодетной семьи чисто, пол выстелен коврами.

- Нормальные люди, я их знаю с детства - учились вместе в школе. Я в шоке от этих новостей - никогда ничего подобного не наблюдалось, криков из квартиры я не слышала, - говорит Наталья, которая живет в том же доме. - Поедут в магазин - продуктов целый бусик привозят, ящиками и печенье, и фрукты покупали. Бабушка им помогала, вот такими тазиками приносила пирожки, пиццу, пироги. Зоя успевала и сама с детьми поиграть - не сбрасывала все на старших.

В тамбуре квартиры многодетной семьи чисто, пол выстелен коврами.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Соседка считает, что дети что-то нафантазировали насчет регулярных избиений - возраст такой.

- Даже если наказывали - а нас как в детстве били! Сейчас же как: не наказываешь - начались наркотики, что-то еще. Родители виноваты: куда вы смотрели, почему не наказывали? А если наказываем - опять мы плохие. Так а что с ними делать, если они не слушаются? Но своих детей не бью, потому что у меня такого понятия нет, - добавляет женщина.

Собеседница говорит, что Зоя и Сергей переживают из-за того, что случилось.

- Когда я видела, как муж ее ехал на работу, даже больно на него смотреть было, потому что человек подавленный, такое ощущение, что ему стыдно из-за того, что все смотрят. Надо как-то этим людям помочь и разобраться в недоразумении. Полгода без детей - это жутко.

ЕСТЬ ВОПРОС

- Почему из этой семьи забрали всех детей, включая грудничка, хотя мама призналась, что била только старших?

- По Декрету № 18 президента, если родители не выполняют обязанности в отношении одного ребенка, значит, они не выполняют их в отношении всех детей. В таких ситуациях из семьи однозначно забирают всех детей, - говорит заместитель председателя районной комиссии по делам несовершеннолетних Молодечненского райисполкома Ольга Клепакова. - Срок, на который забирают детей, предусмотрен Декретом – это полгода. Но даже при соблюдении всех рекомендаций, ранее, чем через 5 месяцев их не вернут. Все это время родители должны выполнять все, что прописано в плане защиты прав и законных интересов ребенка – для каждой ситуации этот план индивидуален.

- Могут ли забрать ребенка, если родители один раз побили его ремнем?

- Нет, после одного раза ребенка не забирают, это должна быть система. В случае с семьей К. детей тоже не забрали сразу, как только обнаружилась проблема: сначала дождались результатов судмедэкспертизы, которая подтвердила, что у детей действительно есть телесные повреждения.

www.kp.by

Можно ли бить детей в целях воспитания, нужно ли наказывать ремнем (психология)

Что вы скажете о воспитании путем телесных наказаний? Скорее всего, вы будете резко против. Перелистнем страницы истории и посмотрим на то, как воспитывали детей наши предки. Битье в то время – норма и даже правило хорошего воспитания. В итоге мы видим, что послушание было в те времена не просто словом, а уж перечить родителям и вовсе считалось бунтарством и бывало лишь в исключительных случаях. О капризах в те времена и не слыхивали. Так что же, «кнут» – это хороший метод, и он лучше современного «пряника»? Именно вопрос о сообразности телесных наказаний мы сегодня и будем разбирать.

Еще совсем недавно физическое наказание детей было обычным явлением

Психологический аспект

Прежде чем начать беседу, посмотрим на статистические данные. Около 95% респондентов на вопрос, били ли их в детстве родители, ответили утвердительно. Больше половины из них, а именно 65% добавили, что эти наказания принесли им ощутимую пользу.

Перейдем теперь к рассмотрению влияния физических наказаний на психику ребенка. Психологи, равно как и все другие здравомыслящие люди, убеждены, что против такого весомого «аргумента» малыш никогда не найдет надежной обороны. Имея целью заставить кроху сделать что-либо, обойдя его бесконечные капризы и вредности, родитель, воспользовавшись силой, весьма эффективно ее решит.

Все работает, но тут встает вопрос о том, что причина плохого поведения не выяснена и не устранена. Таким образом, мы получаем лишь кратковременный эффект. Об этом же говорит и доктор Комаровский. Для регулярного выполнения ваших просьб и требований придется все время прибегать к насилию. Постоянно избиение не входит в ваши планы? Помните о том, что ребенок боится наказания только в первые несколько раз, потом он свыкается и лишь все более и более озлобляется против вас. Желание отомстить, основанное на обиде и боли, растет.

Чаще всего после срыва у родителя возникает чувство вины перед ребенком

Родители, как правило, в большинстве случаев сильно раскаиваются после каждого своего срыва. Чувство вины у них растет, ведь они подняли руку на маленького и полностью беззащитного человека.

Самый главный совет, как сдержать гнев и рукоприкладство: чувствуя, что вот-вот сорветесь, быстро выбегайте из комнаты, подышите несколько раз глубоко, посчитайте: 1, 2, 3, 4… и так далее. Помогайте себе любыми способами, чтобы избежать очередного избиения.

Наука против битья

С научной точки зрения вопрос о целесообразности применения физических наказаний в воспитательных целях не раз рассматривался учеными. Профессор Мюррей Штраус, преподающий в Нью-Гемпширском Университете утверждает, что дети, чьи родители били их в детстве, в более зрелом возрасте имеют более низкий уровень интеллектуального развития (IQ). Выросшие малыши, родители которых пытались искать альтернативные варианты воздействия и способы воспитания, имеют более высокие показатели.

Неужели, мы сами того не желая, вносим в психику ребенка «пунктик» о его низкой самооценке, придаем ему неуверенность в себе, снижаем умственные способности? Неужели, на смену уверенности и сообразительности мы сами приглашаем прийти страх и боль? Мы видим, что детки плохо учатся и соображают медленнее сверстников, попрекаем их и наказываем за каждую двойку, но этим лишь усугубляем ситуацию.

Ребенок, которого подвергают физическим наказаниям, растет неуверенным в себе и замкнутым

Закон против битья

Около 13 человек из 100, участвующие в независимом опросе, указали на тот факт, что проблема насилия в семье должна носить не только внутренний, личностный характер, но и общественный. Этими вопросами должны заниматься специальные органы, следящие за соблюдением прав и свобод ребенка. Такие службы должны приходить на выручку беззащитному человеку, который еще не имеет достаточно собственных сил противостоять угрозе. Наказать слабого всегда легко. В законодательной системе любой страны вы без труда отыщете пункт, в котором сказано о том, что любое насилие по отношению к детям должно преследоваться по закону, даже до лишения родительских прав.

Запомните, бить ребенка нельзя ни с моральной, ни с юридической точки зрения. Ни одна часть тела не создана для насилия – ни спина, ни попа, ни тем более голова! Это закон!

Видя истерический припадок у 3-летнего ребенка и чувствуя, что только шлепком можно вернуть его в реальность, не спешите это делать. Помните, что всегда можно найти иные методы воздействия. К примеру, воспользуйтесь таким: усадите кроху на колени и крепко обнимите. Дайте ему возможность успокоиться в ваших объятьях, прийти в себя. Спустя некоторое время вы сможете с ним спокойно поговорить.

Помочь ребенку выйти из истерического припадка можно при помощи любви и понимания

Решая для себя вопрос, наказывать ребенка физически или нет, и не найдя убедительными аргументы, что такие действия противоречат всем возможными принципам – и моральным, и психическим, и юридическим, – ответьте себе на такой вопрос: что может родить насилие (рекомендуем прочитать: можно ли наказывать физически ребенка?)? Честно ответьте себе: ничего, кроме насилия.

Последствия рукоприкладства

Подчеркнем еще раз: никогда не бить ребенка! Сравните ситуацию, когда вас кто-то ударил. Как вы будете относиться к этому человеку? Чем ребенок отличается в данном случае? Да практически ничем. Механизм восприятия ситуации один и тот же. Совсем еще крохи, малыши уже хранят в своих маленьких головках мечту о мщении родителям. Справиться со взрослыми они пока не могут, поэтому переключаются на более легкие мишени: младших товарищей, животных. Ужасно понимать, что неправильное поведение родителей по отношению к своим чадам может в итоге родить стране новых маньяков, убийц, насильников и садистов. Большинство вот таких монстров были в свое время жертвами чрезмерного семейного насилия.

Почему нельзя бить детей? Стоит вам ударить малыша, как он тут же понимает, что:

  • ударить слабого можно;
  • родители не в силах справиться с детскими шалостями;
  • рукоприкладство – прекрасный способ решать все проблемы;
  • самые близкие люди (родители) вызывают страх, их нужно бояться;
  • у ребенка нет физической возможности ответить обидчику.
Из-за неравенства сил ребенок просто не может ответить обидчику тем же

Несмотря на то что 67% опрошенных родителей отзываются негативно о применении физических наказаний в воспитательных целях, они все же периодически шлепают своих чад. Часто родители поднимают руку на слабого карапуза из-за собственного бессилия. Они не могут иными способами донести до малютки слово «нельзя». Битье по попе кажется им самым эффективным способом. Нет, так быть не должно. Любой поймет уставшую мать, выбившуюся из сил, раздраженную и разбитую, но ни одно из перечисленных состояний не оправдывает шлепки и оплеухи по отношению к любимому малышу. Чувствуя, что вот-вот сорветесь и выйдете из себя, начинайте действовать: считайте до 10, глубоко дышите, уходите в другую комнату, бейте подушку, пробуйте разные способы устранения гнева. Делайте все возможное, но не позволяйте себе ударить слабого.

Что делать?

Мы уже упоминали о том, что плохие поступки, вредность и капризы – лишь следствия, а причина кроется совсем в другом. В чем же? Это покажется странным и банальным – в желании быть увиденным и услышанным.

Малыш хочет добиться нашего внимания любой ценой, поэтому дайте ему это внимание. Чаще гуляйте и играйте вместе, чаще обнимайте и целуйте. Вы увидите, насколько правильно действуете: ласка и забота способны растопить самый холодный сердечный лед.

Как быть, когда вы исчерпали, все словесные аргументы? Что делать, если обязательно нужно донести до ребенка неправильность его действий? Молчание – это не выход, а вот попытка изменить ситуацию может быть неплохим методом.

Совместный досуг укрепляет семейные отношения, повышает уровень доверия

Учите искать компромиссы

Ситуация: вы устали и хотите спать, а малыш все никак не утихомирится. Вы все перепробовали для его успокоения: просьбы, угрозы… Складывается ощущение, что он делает все нарочно, чтобы вас позлить. Еще чуть-чуть и вы сорветесь… Стоп! Представьте на месте своего карапуза 4-летки взрослого человека – вашего друга-ровесника. Ему хочется веселиться и шуметь, в то время как вы уже смертельно устали и валитесь с ног. Вы будете его шлепать или того хуже пороть ремнем? Скорее всего, вы попытаетесь найти иной способ договориться. Вы или сами уйдете в другую комнату, или попросите удалиться его, ссылаясь на собственную усталость. Попробуйте те же способы с малышом. Может статься, кроха просто по вам соскучился, тогда самое верное средство – крепкие объятия и душевный разговор.

Вторая ситуация: малыш обижает других деток на площадке, может стукнуть лопаткой по голове. Отойдите с ним в сторонку и спокойно, но настойчиво поговорите с ним, объяснив, что вы пойдете сейчас домой, так как он не умеет хорошо играть вместе с другими. Скажите также, что так вы будете делать до тех пор, пока он не научится хорошему поведению. Видя, что даже после ваших разговоров малыш продолжает делать плохо, знайте наверняка – он делает это назло. Так он хочет привлечь ваше внимание.

Дайте себе возможность быть настоящим

Шкала негативных эмоций от шалостей и проказ вашего чада скоро доберется до точки кипения. Вы боретесь с собой, стараетесь не кричать и не сердиться, но все же дойдя до предела вы не справляетесь и снова бьете свою кровиночку (рекомендуем прочитать: как перестать кричать на ребенка: советы психолога). После этого вы укоряете себя, ругаете и вините. Не стоит. Самый лучший вариант – поговорить с ребенком и объяснить, почему вы так поступили.

Если взрослый ошибся – можно прямо сказать об этом ребенку

Разговоры можно проводить в любом возрасте. Неважно, сколько малышу сейчас лет – один, два, три года или 10 лет. Не стесняйтесь своей злости и раздражения, позвольте малышу о них узнать. Не стремитесь быть идеальной мамой, будьте живой и естественной. Называйте вещи своими именами: «Я ужасно разозлилась на тебя, потому что…» Всегда подкрепляйте свои слова объяснениями. Избавив себя от необходимости копить злобу и гнев, а также научившись разговаривать об этом с малышом, вы сами увидите, что необходимость в наказаниях пропадет сама собой.

Найти первопричину в себе

Если вы стали регулярно и методично шлепать кроху за любую провинность, а за серьезные проступки можете его сильно выпороть, налицо явная проблема. Разумеется, не детская, а ваша личная. Пребывая в тяжелом эмоциональном и психическом состоянии, родитель постоянно взвинчен и раздражен. Наказаниями и поркой он вымещает свою злобу, снимает стресс. Большинство людей, бьющих малышей, сами были избиваемы в детстве. Они не видят ничего плохого в битье: нас наказывали ремнем по попе, будем наказывать и мы. Понимая, что тактика родителей по отношению к человеку была неверной, он все выгораживает их, доказывая окружающим и самому себе, что битье – дело полезное. Такие родители могут ударить ребенка в пылу гнева по губам за какое-то дерзкое слово в их адрес.

В подобных ситуациях верный способ – избавиться от детских психологических травм. Не видя причины своей озлобленности и частого применения телесных наказаний, обратитесь к психологу. Наука психология поможет в данном случае выявить первопричину и устранить ее.

Главные помощники в деле воспитания, именно гуманного воспитания – терпение и безграничная любовь. Растить детей – большой труд и труд нелегкий, но все проблемы и трудности можно преодолеть. Видя негатив со стороны карапуза, не спешите с выводами. Важно выяснить причину такого поведения. Не забывайте, что у каждого возраста есть свои особенности и потребности, к которым нужно прислушиваться.

Едва появившийся на свет человек уже должен представать перед вами, как полноценная личность. Нельзя воспринимать его как слабое и подвластное вам существо, исполняющее безропотно все ваши требования и желания.

Телесные наказания приводят к тому, что кроха становится напуганным, озлобленным и морально униженным. Не позволяйте себе разрушить доверие, имеющееся между вами и вашим чадом. Битье пробуждает в нем чувства ненависти, а от этого поведение будет лишь ухудшаться. Вслед за этим придут новые наказания. Прервите этот порочный круг. Не дайте ребенку потерять свое самоуважение.

Клинический и перинатальный психолог, окончила Московский Институт перинатальной психологии и психологии репродуктивной сферы и Волгоградский Государственный Медицинский Университет по специальности клинический психолог Подробнее »

Поделитесь с друьями!

vseprorebenka.ru

Как правильно наказывать ребенка: узнайте 10 эффективных советов

Бить или не бить? Вот в чем вопрос. Вообще вопрос о том, стоит ли наказывать ребенка вызывает огромное количество жарких споров. Если наказывать, то как? Как наказать ребенка за плохое поведение? Наказывать ли ребенка ремнем? Где найти ту золотую середину, что между избалованным чадом и загнанным зверьком? Как правильно наказывать ребенка?

Читайте также: Почему ребенок бьет себя по голове: как реагировать

Содержание статьи

Как правильно наказывать ребенка и стоит ли вообще

Одна крайность: родители живут и воспитывают своего ребенка по принципу: «Нас в детстве родители били, и мы вот какие воспитанные и хорошие выросли. А того … не били и не наказывали, и ничего с него путного не вышло. Так что надо наказывать и бить.». Здесь идет полное подчинение ребенка воли родителей. А что если вы перегнете палку, и тогда у вашего ребенка на всю жизнь останется психологическая травма? И вам, и ребенку с этим жить.

Случай в Швеции: паре отказали в опеке над ребенком по причине того, что они никогда не ссорились. А значит не смогут объяснить и показать ребенку что хорошо, а что плохо.

Другая крайность: родители придерживаются такого понятия: «Ну это же ребенок, он не понимает, это он не специально. Нельзя наказывать, тем самым унижать личность ребенка!». Здесь, наоборот, всегда и везде первым делом ребенок. Таким образом понимание субординации и уважения старших у ребенка попросту нет.

Воспитание в Японии: до трех лет детей запрещено наказывать. От слова «совсем». А вот после трехлетия – пожалуйста. Причем достаточно строго.

Ни первый, ни второй вариант не являются правильным. Одно дело не сдержаться и в порыве негодования шлепнуть ребенка по попе, другое дело морально и физически насиловать его.

«Не наказывать» чаще всего склонны родители, которые пытаются избежать истерик, слез ребенка. Или когда проще дать, что хочет ребенок, чем потом разгребать его слезы и сопли.

Для того, чтобы понять нужно ли наказывать ребенка, давайте сначала поймем какова цель (предназначение) наказания.

Зачем наказывать ребенка

Читайте также: Как правильно приучить ребенка к горшку: 7 советов

Наказание ребенка существует для того, чтобы направить его на правильные действия, указать ему на дозволенные границы. Как правило, все мы хотим вырастить достойных, правильных, воспитанных и счастливых детей. Именно поэтому наказания помогут детям не совершить непоправимых ошибок, понять, что хорошо, что плохо.

Смысл нашего наказания – его эффективность. Это когда ребенок будет стараться так больше не делать и действительно поймет, чем его проступок плох.

А ведь чаще всего бывает, что ребенок просто не делает «этот самый проступок» на ваших глазах не потому что это плохо, а потому что вы накажите. Чувствуете разницу, родители?

Как наказать ребенка за плохое поведение? Стоит ли наказывать ребенка ремнем? Моя глубокая убежденность, что от физического наказания вы не получите ничего, кроме физической боли ребенка и его затравленности. Бить ребенка – признак слабости взрослого. А вот показать ребенку, что слова имеют ту же силу что и действия, это дорогого стоит.

Ни в коем случае не бейте детей по лицу и голове. По лицу – оскорбительно и унизительно для ребенка. По голове – у маленьких детей от «обычного» подзатыльника может быть сотрясение мозга.

А вы знали, что существует теория: если мальчиков часто бить по попе, в будущем они больше склонны к гомосексуализму. Это объясняется тем, что при ударе возникает боль и нервная система возбуждается от боли. Организм запоминает эту реакцию.

С детками дошкольного возраста и начальных классов нужно много и детально разговаривать. Проговаривайте как можно и как нельзя делать. Объясняйте, какие последствия повлекут за собой те или иные действия. Указывайте детям не только на их, но и на свои ошибки. Так ребенок будет чувствовать справедливое отношение. Пакостит не только он, но и вы.

Наказание «кнут и пряник»

Сможем ли мы воспитать счастливого ребенка по принципу «кнут и пряник». Вряд ли. Это приведет лишь к тому, что ребенок будет запуган и затравлен наказаниями. И будет делать что-либо только лишь для получения того самого «пряника» в виде похвали, поощрения, подарка родителей. При этом не задумываясь о своем проступке, а почему родители его собственно наказывали и какой урок ребенку стоит из этого вынести.

Как можно наказать ребенка, чтобы это дало результат? Как наказать ребенка за непослушание и не перегнуть палку? Давайте разбираться вместе.

10 советов как правильно наказывать ребенка

1. Уважение к ребенку. Между ребенком и родителями тесная связь. И чем крепче и доверительные эти отношения, тем легче взаимодействовать с ребенком. Важно дать понять ребенку, что, наказывая его, родители не подчиняют, угнетают и унижают, а помогают и защищают. Поэтому наказывая малыша, необходимо уважать его как личность.

2. Пояснить проступок. Когда наказываешь ребенка, мало просто сказать: «Иди в свою комнату». И какой урок тогда ваш ребенок из этого вынесет? Только недоумение и несправедливость вашего наказания. Постарайтесь дать понять что именно ребенок сделал не так, почему вы так сердитесь, и объясните какие могут быть последствия у этого проступка. То есть не то что в последствии содеянного вы его лишите сладкого, или накажите ремнем. А именно что случится из-за неправильного поведения малыша.

Например, «Ты разбросал все игрушки и не хотел убирать. Я убрала вместо тебя. Но теперь я устала из-за этого. И мы не сможем поэтому пойти гулять на улицу.». Таким образом вы помогаете ребенку понять, как устроена наша жизнь: обидел кого-то – с тобой больше не будут играть, не сделал домашнее задание — делаешь его перед сном вместо мультфильмов. В таком случае ребенок прочувствует собственное сожаление о случившемся, поймет, как было бы лучше не сделай он этого. И в дальнейшем это поможет ребенку продумывать, обдумывать свои действия, заранее предполагая их результат.

3. Любить ребенка. Даже в момент наказания, ребенок должен быть твердо уверен в вашей любви к нему независимо от тяжести его проступка. Не переходите на личности, а делайте акцент именно на действии, на самом поступке. Ну, например, ребенок бегал по квартире и перевернул вазу. Не стоит говорить ему, что он неловкий и неуклюжий. А вот сказать, что по квартире не нужно так бегать, и дать в руки веник и совок будет правильным действием с вашей стороны.

4. Оставаться взрослым спокойным родителем. Если вы раздражены, в отчаянии, или прям в бешенстве от истерики и поведения ребенка, вам срочно нужно остыть. Не нужно наказывать ребенка в таком состоянии. Вероятнее всего вы переборщите и с действиями, и со словами. А потом будете только сожалеть и в качестве извинения поощрите ребенка. И в итого мы получаем «кнут и пряник». А нам этого совсем не нужно. Сделайте глубокий вдох, вспомните, сколько вам лет, и что вы взрослый и рассудительный человек.

5. Последовательность. Если вы сегодня не разрешаете смотреть два часа мультики, то и завтра стоит придерживаться этого запрета. В семье оба родителя должны придерживаться одних и тех же правил воспитания. Если ребенок заранее в курсе о запретах, знает о последствиях, о наказании, два раза подумает, а стоит ли оно того. Если у вас ну уж очень хорошее настроение, и вы решили в качестве исключения, вот только сегодня, что-то позволить, не удивляйтесь, если завтра вы получите истерику вашего ребенка с требованием разрешить это снова. Поэтому именно последовательность и постоянство – залог успешного воспитания.

6. Временное наказание. Когда вы наказываете ребенка, не нужно говорить: «никогда и ни за что я не куплю тебе то-то». Скорее всего пройдет время, ваша ссора забудется, и вы купите ребенку и то, и это. А вот доверие к вашим словам у ребенка может пропасть. Лучшим вариантом будет сказать: «теперь три дня без конфет» или «неделю без мультиков».

 

7. В соответствии с возрастом ребенка. Как наказывать ребенка в 2 года? Наказывать ли ребенка в год? А что делать со школьником? Вряд ли стоит вдаваться в долгие пояснения почему и за что вы наказываете ребенку, если ему год или два. Или, например, насколько действенным будет наказание запретить сладкое школьнику?

8. Справедливость. Все должно быть по справедливости. Когда ребенок не чувствует, что его несправедливо ограничивают или наказывают ни за что, ему лучше воспринять и понять само наказание. Если вы заранее, еще до проступка ребенка, обещали ему поход в аквапарк, не стоит подрывать его доверие к вам, и после проступка отменять аквапарк.

9. Не запугивать. Никогда не запугивайте своих детей. Это научит их лишь врать и изворачиваться в ситуации. Это будет большой вашей ошибкой в воспитании ребенка.

10. Это ребенок. Всегда помнить, что это всего лишь ребенок. И понимания у него столько, сколько ему лет. Он не размышляет как мы, взрослые. А не требуете ли вы от своего ребенку слишком многого?

Видео «Теория и практика наказаний. Доктор Комаровский»

Любой ребенок шкодит, и постоянно у нас будет повод его за это наказать. Как правильно наказывать ребенка? Это ваш ребенок и ваша ответственность за принятую стратегию воспитания и наказаний.

Поделитесь, пожалуйста, этой страницей

materinstvo2.com

как и зачем наказывали детей — Рамблер/женский

СодержаниеЧеловек разумный и другие животныеДревнейшая история поркиНе оставляй юношу без наказанияСредние века: и пусть никто не уйдет непоротыйОкончание господства розгиНе бей и не наказывай ребятПороть нельзя наказывать

300 лет, три столетия мы решаем, можно или нет наказывать детей. Бить или не бить? Какое поколение лучше — поротое или нетронутое? Мировая педагогика обсуждает, обыватели не отстают. Сторонники наказаний указывают, что раньше и в школах, и во всех семьях, включая царские, физическое наказание было нормой, и все успешно росли, развивали науку, двигали прогресс и уважали старших. Повсеместно наблюдаемых сегодня нравов и тяги к праздности практически не было.

Противники утверждают, что насилие и любовь к ребенку не совместимы. Жестокость или озлобляет, вызывая ответную агрессию, или подавляет волю в человеке, лишая возможности вырасти полноценной личностью. В день защиты детей MedAboutMe рассказывает об истории наказания детей, почему оно считалось обязательным раньше и отчего мнение в обществе начало изменяться.

Человек разумный и другие животные

В животном мире наказания детенышей — явление распространенное. Кошка может кусать, отталкивать, бить лапой котят, медвежонок, решившийся прогуляться один, получит отлуп от мамы-медведицы. При этом «зверские» родители инстинктивно учат детей подчиняться правилам поведения, вырабатывая рефлекс «неправильное действие-боль». Родительские инстинкты снижают силу воздействия на малышей, не допуская травм. При этом звери тоже способны реагировать в зависимости от настроения и самочувствия: больная мать чаще «огрызается» на выводок, ну а сытый и здоровый взрослый позволяет малышне некоторые излишества и свободу в играх. Человек же разумный способен приспосабливать способы воспитания под требования обстановки.

Древнейшая история порки

В первобытных племенах наказания приняты не были. К такому выводу пришли социологи, изучающие жизнь закрытых, изолированных групп, встречающихся сегодня в глухих уголках планеты. Жизнь в условиях охотничьего племени и так тяжела, и про все опасности дети быстро узнают сами: угрозы голода, болезней, травм и нападения хищников понятны и так, и наказывали только в крайне редких случаях, если ребенок никак не понимал, как себя надо вести, озорничал сверх меры, пытаясь, к примеру, пойти на охоту в одиночку.

С наступлением неолита, когда к охоте и собирательству добавилось примитивное сельское хозяйство, появились зачатки общинной дисциплины. Если в племени станет вдруг меньше людей, молодежь решит отделиться и уйти, пострадают все. А значит, старейшинам пришлось изобретать понятие авторитета взрослых, определенных правил общения, социального этикета. Чем больше правил — тем выше шанс их нарушить, тем чаще требовались наказания.

Обработка земли привела и к тому, что при столкновении с соседями племя уже не могло сразу сняться и покинуть место. А значит, начинались войны, при которых требовалось беспрекословное подчинение. Однако даже на фоне новых правил и опасностей физические наказания не были распространены.

Коряки, дальневосточная народность, вплоть до ХIХ века жили в неолитическом культурном строе. Даже спустя сто лет физические наказания у коряков — большая редкость. Меры воздействия в основном связаны с кормлением: если ребенок ленится, не желает работать со всеми, его перестают кормить. Так демонстрируют необходимость вклада каждого в общее дело — добычу пищи.

Не оставляй юношу без наказания

А вот с окончанием эпохи первобытно-общинного строя начинается семейное воспитание. Общины увеличиваются, разделяются, и дети воспитываются уже не всеми взрослыми племени, а только родителями. Общественный контроль резко снижается, появляются неблагополучные семьи, беспризорные дети, набирает обороты криминальный мир. А дети «семейные» общаются вне дома с различными людьми, набираясь разных точек зрения и начиная критиковать родителей. Поэтому с окончанием общинного уклада во всем мире резко увеличивается количество наказаний, ужесточается дисциплина и среди взрослых, и среди детей.

Чем выше уровень развития, тем больше вариантов семейных и личных бед. Теперь это не только голод, болезни, травмы и хищники, но и вероятность разориться, быть обворованным, впасть в немилость у вышестоящего лица. Поэтому и требования к детям растут: надо вести себя так, чтобы родители «не теряли лицо».

Целых 20 веков в любом хоть немного развитом обществе не существовало ни семьи, ни школы, где розги, палки, линейки и ремни не применялись бы в качестве орудия воспитания. Исключение составляли крайне редкие семьи с идеальными детьми (если они — не выдумка авторов романов и мемуаров), и те ячейки общества, где до детей никому не было дела. Все остальные, как видно из античных рисунков, сочинений древних греков и римлян, поддерживали практику порки.

Известно наставление, приписываемое царю Древнего Израиля Соломону (IХ век до нашей эры): «Не оставляй юношу без наказания: если накажешь его розгой, он не умрет; ты накажешь его розгой и спасешь его душу от преисподней».

Безоговорочное послушание, навык переносить лишения, скрывать свое упрямство и гордость — вот качества, которые родители и учителя воспитывали в детях. Зачем это было нужно? Так подготавливали к суровым условиям жизни, когда легкомыслие, леность или излишнее свободомыслие приводили к потере рабочего места, участка земли или урожая, а значит, к бедности и смерти.

Чем выше был требуемый уровень дисциплины, тем суровее пороли детей. Наиболее жестокими были наказания в государствах, часто воевавших с соседями, в торговых империях (из-за риска торговых сделок дисциплина и послушание стремились к армейскому стандарту). Активно применялись физические наказания в религиозных училищах для «смирения духа». А вот в тех семьях, где основным занятием были скотоводство, земледелие, не связанные с торговлей или набегами на соседей, розги использовались редко из-за незначительного количества правил.

Детей не только пороли. Фантазии в разнообразии наказаний не было границ. Если мы помним про порку да стояние на коленях на сушеном горохе для европейских и русских детей, то древние ацтеки подходили к делу с «огоньком», причем порой в буквальном смысле слова.

За мелкие проступки родители могли намазать глаза ребенка жгучим перцем или заставить дышать дымом от костра с порошком перца чили. За ложь в губу вживляли иголку горького кактуса и запрещали вынимать. В тяжелых случаях ребенка дозволялось оставлять спать на улице в грязи, предварительно связав, или же продать в рабство.

Средние века: и пусть никто не уйдет непоротый

В дошедших до нас трудах великих педагогов, различных вариантов «Домостроя» и правил разных народов розги или порка упоминаются везде. Обсуждается количество ударов, поводы для наказания, виды, подручные средства — но не сам метод воспитания.

Более того, розги и различные иные способы наказать физически применяются не только к детям, но и ко взрослым. Так суровость и опасность внешнего мира сказывалась на методах воздействия общины или общества на отдельных ее членов, и маленьких, и больших.

Удивительно, но в воспоминаниях и мемуарах, дошедших до наших дней, можно прочитать только сетования на то, что вот такое наказание настигло несправедливо, побили невиновного. Но вот сопротивления и отрицания порки как воспитательной методики не встретить.

Наказаний было немало, и тратить на них время каждый раз было неосмысленно. Поэтому, а также, чтобы придавать воспитательным мерам завершенность, во многих семьях был специальный «день порки», как правило, суббота. Тогда «оптом» вспоминались все проступки, ребенок получал свою дозу воспитания и индульгенцию на ближайшую неделю.

Окончание господства розги

Первые шаги к нелепым мыслям о том, что ребенка можно воспитать без розги, предприняли, конечно, аристократы. В эпоху Просвещения их посетила безумная мысль о ненасильственной педагогике, и это неудивительно. Именно в этом сословии к ХVIII веку появились закрепленные за семьями земли и угодья, то есть за проступок молодого повесы их отобрать стало невозможно. А значит, если уж в семье вырос не патологический мот и азартный игрок, кусок хлеба с маслом у родственников никто вырвать не сможет. Значит, и принудительно вбивать правила поведения и послушания смысла нет, есть время объяснить, обучить, приставить гувернантку.

Но до начала распространения идеи о возможности воспитания без порки пройдет еще целый век. Расслоение в обществе велико, у крестьян нет такой страховки, как у дворянства, ну а дворянство тоже непросто отходит от «вбитых» мер воспитания. Только к середине ХIХ века вырастает достаточно представителей «непоротого поколения» в верхах, чтобы мысль о взращивании дитяти без розги смогла начать распространяться.

Николай Пирогов, известный русский хирург, прославился и в педагогике. В статье «Нужно ли сечь детей, и сечь в присутствии других детей?» (1858) он выступил за отказ от физических мер воспитания, называя их безнравственными и циничными. Пирогов ратовал за полную отмену телесного наказания в школах, а в семьях допускать только в виде самой крайней меры.

Несмотря на прогрессивные идеи, пороть детей продолжали. Так, до нашего времени сохранилось судебное постановление об оправдательном приговоре смотрителю духовного училища, засекшему десятилетнего ученика до смерти. Официально в школах России порку и прочие виды физического воздействия отменили в конце девятнадцатого века. Неофициально, конечно, в простонародных заведениях все продолжалось до распространения советский власти, а то и после.

Не бей и не наказывай ребят

Революционеры, как французские, так и российские, из идеи о воспитании без наказаний взяли тему освобождения от тирании даже ребенка. Физическое насилие подавляет свободу воли, воспитывая удобного для эксплуатации правящим классом раба. А значит, воспитание должно базироваться на ответственности и взаимопомощи.

Эти идеи распространились в начале прошлого века только на словах. Мировые войны, потрясения, голод и экономические депрессии быстро отменили гуманистические принципы воспитания, вернув требование дисциплины.

«Не бей и не наказывай ребят, веди их лучше в пионеротряд!» Благодаря идеологической подоплеке отказа от физического насилия Россия в середине ХХ века оказалась одной из двух (всего двух!) стран, где существовал запрет на телесные наказания в школах. Второй страной была Германия.

Хотя нарушения правила встречались не так уж редко, особенно в послевоенное время, сам факт запрета битья учеников в школах был уже большим достижением.

Пороть нельзя наказывать

В 70-х годах прошлого века все чаще стали говорить о недопустимости физического наказания детей. Определенной вехой стала и Конвенция ООН о правах ребенка, принятая в 1989 году. Однако общество не настолько быстро изменяется, и детей наказывают, хотя физически — уже не так часто и не так сильно.

На смену (а порой и в дополнение) телесным наказаниям приходят наказания социальные. Первыми их широко стали вводить в практику педагоги в школах, лишенные привычного способа воздействия. Не принять в пионеры, поставить двойку за поведение, назначить дополнительное дежурство, а то и оставить на второй год отчитать перед всей школой, повесить на шею табличку «неуч», «хулиган», «неряха», высмеять в стенгазете — эти меры воспитания использовались в советских школах в процессе становления новой педагогики. Некоторые подросшие дети вспоминали, что намного проще было бы выдержать порку, чем пройти через «позорный ряд» или стоять на виду у всей школы с табличкой.

В семьях стали чаще применяться меры психологического воздействия: бойкоты, отстранение от внимания взрослых, запреты на привычное взаимодействие. К примеру, Михаил Зощенко в «Золотых словах» описывал, как детей за невежливость наказали отлучением от совместного ужина со взрослыми в течение двух месяцев. Есть можно, общаться — нет.

Сегодня тоже можно встретить советы, которые указывают на пользу психологического давления на ребенка в качестве меры наказания. Пусть, мол, он поймет, насколько родитель обижен его поведением и так его не одобряет, что даже разговаривать не хочет. Насколько эффективно наказание молчанием, бойкотом, игнорированием детей?

Комментарий экспертаЕкатерина Сафонова, психолог портала «Я-родитель»

В целом, лучшее воспитание — воспитание без наказаний. Конечно, на практике чаще всего это оказывается невозможным ввиду множества факторов и причин, но есть способы, которые использовать нельзя (если, конечно, вы хотите вырастить счастливого и гармонично развитого ребенка).

Один из таких способов — наказание ребенка молчанием. «Если ты сейчас же не перестанешь кричать, я не буду с тобой разговаривать», и такое молчание может длиться очень долго. В моей практике были дети, с которыми мамы и папы не разговаривали несколько месяцев. Давайте рассмотрим причины, по которым такой способ воспитания является неприемлемым.

Ребенок начинает чувствовать себя отвергнутым. Родители — самые важные и главные люди в жизни каждого ребенка, и если вдруг эти важные и главные люди перестают с ребенком разговаривать, он чувствует себя одиноким, ненужным, отвергнутым. Также у него создается впечатление, что родителям нет до него дела, им просто не интересно, что же происходит в жизни их чада. Такое молчание со стороны родителей является очень травматичным для ребенка, а о последствиях психологической травмы можно говорить очень долго. Самое важное — то, что травмированный ребенок испытывает трудности в дальнейшем развитии, у него снижается самооценка и появляются барьеры в коммуникации. Родитель не может воспитывать ребенка, не вступая с ним в диалог. Соответственно, на время родительского молчания чадо остается без должного воспитания, внимания и ресурса для развития. Естественно, на психике и поведении ребенка такое отношения родителей сказывается крайне негативно.

Диалог — это единственный адекватный способ воспитания ребенка любого возраста, особенно подростка. Если ребенок лишен этого диалога, он начинает черпать информацию и ресурсы из других источников, которые кажутся ему авторитетными. Для малыша это будет воспитатель в детском саду, для младшего школьника — классный руководитель, для подростков, конечно, сверстники. Хотите ли вы, чтобы ваш ребенок воспитывался не вами, а кем-то еще? Если нет, то старайтесь избежать болезненного молчания, которое станет настоящей травмой для вашего малыша, и учитесь разговаривать с ним, искать компромиссы и выходить на диалог даже в самой сложной ситуации.

Как раньше, так и сегодня детей в семьях воспитывают по-разному. Да, гуманного отношения стало больше. Так, шутка администрации одного из книжных магазинов Самары, где в продажу поступили «розги ученические», привела к возмущению населения и реакции со стороны властей.

Согласно законодательным нормам, семейные побои у нас декриминализированы. То есть, если кого-то в семье побили впервые, то это не уголовное нарушение, а административное, за которое полагается штраф, недолгий арест или исправительные работы. Вот если побили второй раз, тогда это уже уголовное деяние, грозящее тюрьмой.

Однако статистически мало в какой семье обходятся без шлепков по попам. К счастью, порка ремнем уже не так распространена, как раньше. Кто-то уверен, что физическое наказание — пережиток темных веков, кто-то по-прежнему считает, что «пожалеешь розгу — испортишь дитя». Практически все варианты воспитательных методик в нашей стране выбирают сами родители, ориентируясь на свой жизненный опыт. Будет ли завтрашнее поколение «поротым», станут ли наши дети бить наших же внуков, вспоминая свое детство, зависит от нас самих.

Пройдите тестНасколько общителен ребенокС помощью этого теста попробуйте определить уровень коммуникабельности вашего ребенка.

woman.rambler.ru

Угол, ремень и сутки без смартфона. Как и за что можно наказывать школьника | ОБЩЕСТВО

Праздничное настроение, букеты цветов на линейках, первый звонок и радость от встречи с друзьями-одноклассниками - на смену всему этому в начале учебного года быстро приходят школьные будни. А вместе с ними - невыполненные домашние задания, плохие оценки и неоправданные ожидания родителей. За этим нередко следуют и наказания. Но если раньше провинившегося ребенка ставили в угол и могли дать ремня, то сегодня, учитывая масштаб дискуссии о допустимости телесных наказаний и в свете развития ювенальной юстиции такие методы воспитания уже неприемлемы. Да и дети уже не те: для многих самое суровое наказание - лишение любимого гаджета. 

Как сегодня наказывают детей и можно ли вообще это делать, разбирался TULA.AIF.RU.

«Учительница указки о головы школьников ломала»

Меняются времена, а заодно и методы поощрения и наказания детей. Когда-то ребятня от вида розги и палки дрожала от ужаса и неукоснительно соблюдала дисциплину в школе, слушалась родителей. Розги сменили ремни с папиных брюк, а в некоторых семьях - кулаки.

Семейное насилие над детьми долго замалчивалось. Считалось, что признаваться в этом стыдно, а рассказать об избиении могли лишь синяки да ссадины на теле ребёнка, которые нередко старались не замечать ни соседи, ни учителя в школе.

Последние годы в России не умолкают разговоры о ювенальной юстиции, около десяти лет действует институт уполномоченных по делам несовершеннолетних. Общество задумалось о правах детей. И порой сами дети этим замешательством и открывшимися своими правами весьма успешно пользуются.

«Все знают свои права, но никто не знает теперь своих обязанностей, - сокрушается учитель русского языка и литературы Оксана Крюкова. - Дети понимают, что я не имею права их выгнать с урока, например. Фактически наказать непослушного ученика у нас возможности нет. И ладно, если родители понимают, что их сын или дочь - не сахар, а то ведь и они порой начинают ругаться с учителем и обвинять во всём».

«Была у меня в школе учительница биологии, статная, всегда с пучком и в строгом костюме. Её даже самые отъявленные хулиганы боялись как огня, а она указки о головы мальчишек ломала и к директору водила, зато биологию я до сих пор помню», - вспоминает 80-е годы Светлана Пузанова из Новомосковска.

Сегодня, конечно, такое представить в школе невозможно. Но где тонкая грань между допустимым и эффективным методом воздействия и как сейчас стоит наказывать детей?

Фото: Из личного архива/ Ефим Шаин

«К наказаниям детей на разных этапах отечественной истории были различные подходы. Поскольку воспитание традиционно являлось делом семьи, российская школа ориентировалась на семейные практики наказания детей, - рассказывает специалист по истории педагогики, профессор ТГПУ им. Л. Н. Толстого Ефим Шаин. - Веками и в семье, и в школе применялись, в том числе, и телесные наказания. Однако ещё Уставом 1864 года порка в российской школе была запрещена.

Действующий сегодня Федеральный закон об образовании предусматривает поддержание дисциплины на основе уважения человеческого достоинства детей, а применение физического или психического насилия по отношению к ним не допускается. В законе нет термина «наказание»; используется понятие мер дисциплинарного взыскания - замечание, выговор, отчисление из образовательной организации.

В Семейном кодексе Российской Федерации речь идёт о способах воспитания детей родителями и предусматривается, что эти способы должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей».

Поход – не награда

Советский педагог Василий Сухомлинский неоднократно подчёркивал, что детей нужно воспитывать только добром и лаской. Но он говорил лишь о школе, а как насчёт семьи?

Еще 15-20 лет назад провинившегося ребёнка ставили в угол, не выпускали гулять, а порой и ремнём проходились по «мягкому месту». Сейчас у детей, как правило, отбирают гаджеты или отключают интернет.

Многодетная мама Наталья Чуркова нашла другой способ.

«У меня два старших сына - 20 и 17 лет и 11-летняя дочка. По части наказаний больше всего достаётся первенцу. Когда у тебя рождается первый ребёнок, то в голове много амбиций и жёстких представлений, каким он должен быть, кем стать, - рассказывает Наталья. -  Со старшим сыном мы пережили все «прелести» так называемого переходного возраста. Он начал курить, ругаться, связался с подозрительными ребятами, запустил учёбу.

Фото: Из личного архива/ Наталья Чуракова

А однажды они с друзьями разрисовали стены в школе краской и залили пеной из огнетушителя. Но об этом я узнала позже. Просто начала замечать, что с ребёнком что-то происходит. Разговоры не помогали, а материнская интуиция подсказывала, что сын мечется, места себе не находит. И тут возникла возможность отправить его в настоящий мужской поход в Крым. Когда он уехал, меня вызвали в школу и рассказали о том, что он натворил с приятелями.

Но к этому времени ситуация уже изменилась. Из похода он вернулся более спокойным и что-то осознавшим, мы поговорили, всё нормализовалось. Сейчас учится на третьем курсе университета, будет инженером-строителем».

По мнению матери троих детей наказание – это наказ. Применять наказание надо для того, чтобы ребёнок поступал правильно и не повторял ошибок.

«Конечно, не всегда хватает мудрости, выдержки и опыта, чтобы не накричать на ребёнка, не одёрнуть его грубо, но всё приходит. – признаётся Наталья. - На мой взгляд, крик и гнев - это бессилие взрослого человека, и, повышая голос, он поддаётся эмоциям. Я никогда не ругала детей за оценки в школе, если и срывалась, то скорее за этические проступки - нахамил,  соврал».

Не ремнём единым

Что касается физических наказаний, то сегодня, хоть иные полагают, что семья - дело закрытое, и даже если кто-то кого-то бьёт, это дело личное, то защитники прав детей категоричны - побои необходимо пресекать и обращать внимание на семьи, где практикуют насилие над детьми.

В споре о наказаниях детей часто приводят в пример Японию, где детей до школы не принято за что-либо ругать. Но это другая страна, где своя история и традиции, уверены эксперты. Система наказаний и поощрений в каждой стране складывается по-своему, имеет корни, поэтому интегрировать одну систему в другую вряд ли удастся.

«Я работала в школе при ООН в Вене учителем русского языка, - делится опытом педагог и психолог Татьяна Юркова. - В австрийских школах более дружелюбная атмосфера. Детей не принято ругать и наказывать за ошибки.

Фото: Из личного архива/ Татьяна Юркова

Ошибки - это опыт, на котором мы учимся. Своих оценок ученики могут даже не знать, о них сообщают родителям, которые совместно с учителями помогают детям адаптироваться и развиваться. Преподаватели общаются с учениками на равных. Подростки знают, что с любой проблемой можно обратиться к учителю, который не накажет, а поможет. Учитель - это помощник, наставник, но не строгий контролирующий взрослый».

Как воспитывать ребёнка, и какие меры наказания применять, и применять ли, решать, безусловно, родителям. Но надо помнить, что теплом и лаской можно добиться куда большего, чем шлепками и пощёчинами.

Комментарий

Психолог, доцент ТГПУ им. Л.Н.Толстого Татьяна Куликова:

«В психологии нет однозначного ответа на вопрос, надо ли наказывать ребёнка. В нашей культуре наказания присутствуют, поэтому тут главное - понимать, для чего оно используется, какой цели мы хотим добиться.

Фото: Из личного архива/ Татьяна Куликова

Наказание - это мощный поведенческий регулятор. Есть такое понятие, как «социализация». Ребёнок с ранних лет понимает, что в обществе есть правила. Далее, повзрослев, он сталкивается также с наказаниями и на работе - это штрафы, выговоры. С этой точки зрения, может быть, и неплохо, что ребёнок по мере взросления узнаёт, что есть нормы и запреты, а нарушение установленных правил влечёт за собой наказание.

Существует несколько типов наказания. Первый - физическое. Чаще всего родители считают, что раз их били, то и своих детей они могут бить, чтобы «людьми выросли». Это большая ошибка - замкнутый круг. Физическая агрессия рано или поздно вызовет такую же физическую агрессию у ребёнка. Это закрепляется как форма поведения. Кроме того, появляется ещё одна установка: любую проблему можно решить силой, подавив другого человека. Так что насилие в любом случае недопустимо.

Другой тип - вербальное наказание. Родители могут ворчать и отчитывать ребёнка, но и тут важно не перегнуть и объяснить, чем именно недовольны. При этом необходимо соблюдать спокойствие и не срываться на крик.

Ещё одна форма наказания - отнять у ребёнка те блага, которые ему доступны: телефоны, игрушки, планшеты. Многие родители именно этим и пользуются. Но опять же, это должен быть временный запрет. Фраза «ты себя плохо ведёшь, мы не купим тебе планшет» - неверная.

Можно ребёнка ограничивать в активности, скажем, не выпускать гулять. Не ставить в угол надолго, а, например, посадить на стул на 5-10 минут. Всё зависит от возраста.

Есть действенный способ наказания - убрать что-то, помыть посуду, подмести пол, если ребёнок что-то сломал, то должен сам починить.

Так что нет единой формулы «правильного» наказания. Главное - оно должно быть актуально на момент проступка».

Смотрите также:

tula.aif.ru

«Без розги не вырастишь человека?» или Как правильно наказывать ребенка

3645

Екатерина НОВИЦКАЯ, ведущая рубрики «Мама в декрете». Фото Pixabay.

Нужно ли наказывать ребенка за провинности? Как бобруйские мамы относятся к наказаниям? Чего категорически не стоит делать, наказывая ребенка, и почему подростки не боятся наказаний? Об этом – беседа с детским психологом Светланой Глагола и мамами.

Простить нельзя наказать?

Время стремительно бежит, вот уже малышу исполнился годик, и он начинает «показывать характер». В моем случае, например, глядя мне в глаза, он выливает воду из поильника на стол или на себя, а при попытке забрать – изо всех сил сопротивляется и возмущенно кричит. Потом трясет пальцем: «ни-ни»! И снова льет. Вот и задумалась я о наказаниях и воспитании. Как любая мама, с ужасом представляю обе крайности: катающегося по земле психующего отпрыска и свист карающего ремня. Со старшим как-то это все уже забылось: он говорит, что все время воспитывала словом, но помнит, как однажды всыпала ремня за серьезную провинность.

Мнение мам

Побеседовала на эту тему с десятком мам. Большинство считает, что наказание – неотъемлемая часть воспитания, подходы при этом незначительно отличаются.

Например, мама двоих детей, 8 и 3 лет, Татьяна Н., считает, что наказывать стоит до определенного возраста, с 2 и до 3 лет. Говорит, старшую дочку не били никогда, а сыну и ремнем доставалось, и в угол ставили – иначе не понимал. Сегодня в их семье – это скорее шантаж, а не наказание – лишение доступа к телефону. Еще одна мама двоих мальчишек, 7 и 4 лет, Татьяна П. соглашается, что лишение гаджетов – с самого раннего возраста едва ли не единственный способ разрешить конфликт. Виктория Н., мама двойняшек, живущая сейчас в Италии, признается, что ей повышать голос приходится через день, а частенько и берется за ремень, хотя у итальянцев физические наказания не приняты. А вот бобруйчанка Ирина, с которой разговорились на прогулке, мама полуторагодовалой дочки, напротив, утверждает, что пока обходятся только словами и объяснениями, и в будущем она категорически не планирует применять физические наказания и жесткие ограничения. Ее поддерживает мама Арсения, Ольга Л., говорит, бить и кричать – точно не вариант.

Елена Ф., мама взрослого сына и 7-месячной дочки, рассуждает:

– Со старшим никакого особого наказания не было, всегда старались разговаривать. В угол не ставили, но могла и шлёпнуть, о чем сейчас сильно сожалею. Младшую планирую воспитывать на принципах демократии и диалога, разговаривать, объяснять и, конечно же, быть личным примером. Надеюсь, у нас получится. У нас большая разница у детей (16 лет), было время все взвесить, и повзрослеть самой.

Слово специалисту

Задаем вопросы бобруйскому практикующему семейному и детскому психологу, Светлане Глагола:

Семейный и детский психолог, Глагола Светлана Сергеевна. Фото предоставлено героем материала.Семейный и детский психолог, Глагола Светлана Сергеевна. Фото предоставлено героем материала.

– Светлана, с какого возраста уместно начинать наказывать ребенка за провинности?

– Воспитание начинается, фигурально выражаясь, с рождения. Универсального рецепта нет. Сейчас ситуация с наказаниями по отношению к детям в семье обстоит очень интересно. С одной стороны, в нашей культуре испокон веков считалось, что «без розги не вырастишь человека», а с другой стороны, система воспитания ушла далеко вперед, и многие родители боятся наказывать своих детей, чтобы не травмировать их.

Типичная ситуация: мамы детей до 3 лет стараются идти на поводу желаний ребенка и во всем его слушают, но забывают, что малыш еще не знает, чего хочет. В зависимости от настроения и любопытства он желает то одно, то другое, а когда ему дают все сразу – переутомляется и плачет. Задача родителя заключается в том, чтобы умело ограничивать и грамотно переключать внимание ребенка, а не наказывать его от бессилия, когда пропадает терпение и кажется, что он просто капризничает.– Есть ли какие-то особенности воспитания в наше время?

– Важным аспектом, на мой взгляд, является то, что многие мамы воспитывают своих детей одни, по причине частых командировок пап. В такой ситуации система воспитания носит нерегулярный характер. Мамы часто за один и тот же проступок могут или наказать, или вообще никак не отреагировать в силу своей загруженности. Если по каким-то причинам воспитанием занимаются бабушки и дедушки, то это совсем другой вид воспитания. Все эти особенности приходятся на одного ребенка. Таким образом, в силу всего перечисленного наши дети живут в непостоянной системе поощрений и наказаний, в которой непонятно, как же лучше поступить: как хочется или как говорят.

Типичная ситуация: супруг находится в командировке и, кроме домашних обязанностей, на женщин обрушиваются дополнительные проблемы. Плюс она чувствует, что не защищена и не справляется со всем, что нужно сделать. Если в такой ситуации еще и ребенок приносит плохие отметки, то, как правило, терпение подводит женщину, и она срывается на источнике раздражения. В данной ситуации речь идет не о наказании как таковом, а просто о нервном срыве.

– С чем чаще всего вы сталкиваетесь в работе?

– Чаще всего, когда родители приводят ребенка к психологу, их запрос звучит как «помогите – он неуправляемый». Но обычно на деле оказывается, что у родителей нет четких требований по отношению к ребенку, и ребенок не понимает, что от него хотят. В такой семье любые наказания не будут иметь успеха из-за отсутствия постоянных условий и требований.

Типичная ситуация: ребенок ничего не хочет, единственное его желание – компьютерные игры. Если разобраться, взрослые тоже много времени проводят в социальных сетях и потому не против, чтобы их ребенок «залипал» в экран и не мешал. Когда же чадо полностью погружается в виртуальный мир и перестает реагировать на окружающих людей, только тогда родители замечают, что что-то не так и угрожают лишить его любимой игрушки.

– Чего нельзя делать родителям?

– Нужно категорически избегать по отношению к ребенку: физических наказаний, наказаний едой (не кормить его или отказывать в каких-то продуктах), эмоционально жестокого обращения с ребенком, угрожать что-то сделать с ним, придумывать нереалистичные угрозы (отдам в приют и т.п.).

– Как «правильно» наказывать?

– Я для себя под «наказанием» понимаю метод обозначения границ дозволенного. Другими словами, целью наказания должно выступать объяснение ребенку, что можно, а что нельзя и не принято в том окружении, в котором он родился. Делается это для того, чтобы уберечь его от опасной среды или для дальнейшей социализации в обществе. Следовательно, родителям, прежде чем наказывать, нужно доступно и понятно – в соответствии с возрастом – объяснить ребенку, чего они от него ожидают и чему хотят научить.

– Какие ошибки чаще всего совершают родители?

– Чаще всего родители наказывают не за проступки, а, скорее, от бессилия или чтобы «выпустить пар». Они не могут или не знают, как донести до ребенка то, чего от него ждут. Есть родители, которые копируют модель воспитания своих родителей и в этом случае не задумываются, а просто повторяют то, к чему привыкли сами. Бывает, что отцы и матери, которые в силу личностных особенностей не обладают способами регуляции собственных чувств и эмоций, просто срываются на более слабом и беззащитном – своем ребенке. Также существуют родители, которые жестоки со своими детьми, потому что уверены в собственной безнаказанности.

– Чем же можно заменить привычный многим «ремень»?

– Если понаблюдать внимательно за своим ребенком, то всегда можно найти альтернативу физическим наказаниям. Есть достаточно много инструментов для воздействия на ребенка без насилия, например: система поощрений, похвала, поиск и опора на его потребности и желания, предоставление управляемого выбора: предлагается на выбор то, что можно позволить из социально одобряемого поведения, собственный пример, ведение переговоров, реагирование не агрессией, а юмором, принятие решений вместе, опора на реальные возможности своего ребенка, умение не выдавать желаемое за действительное.

– С маленькими детьми понятно, а есть ли какие-то особенности воспитания в подростковом возрасте?

– Подростки, с которыми я работаю, чаще всего жалуются на то, что родители требуют от них то, чего не делают сами. И на деле это подтверждается. Дети растут, а взрослые продолжают относиться к ним как к маленьким, хотя требуют от них, как от взрослых. Подростки же в силу своего возрастного максимализма никакой вид наказания в такой ситуации не воспринимают. В данном случае родителям нужно сначала сделать переоценку своих требований и поменять отношение к ребенку.

– Что вы можете посоветовать родителям?

– Хотелось бы обратить внимание родителей на то, что фокус внимания нужно смещать от наказания к постоянству своих требований и ожиданий к ребенку. Если семейная ситуация понятна и требования всегда одинаковые, ваш ребенок очень быстро сам научится вести себя без регуляции извне в виде наказаний.

bobruisk.ru

Как наказывать ребенка правильно: инструкция для родителей

И в действительности важно не то, чем конкретно вы накажете своего провинившегося отпрыска, куда важнее – как вы это сделаете. Итак, как наказывать ребенка правильно:

  1. Наказание должно быть справедливым, честным, и не зависеть от настроения родителя. Если за один и тот же проступок вы своего ребенка то готовы переселить из квартиры (потому что вы пришли с работы в жутком настроении), то просто лишить конфетки (потому что на этот раз у вас спокойно на душе) – это заведомо провальная тактика. Вы должны быть спокойны и объективны, вынося наказание.
  2. Необходимо донести до ребенка причинно-следственную связь «преступления» и «наказания». Хоть на ушах стойте, но вы должны объяснить ребенку, почему нельзя было так поступать, какие могут быть последствия проступка, и почему вы его наказываете.
  3. Будьте готовы помочь! Если есть возможность исправить проступок, всегда предлагайте ребенку свою помощь в этом. Ребенок должен чувствовать, что вы на его стороне. Да, в эту минуту он не прав и заслужил наказания, но он должен знать, что вы его непременно поддержите в его попытках исправить все к лучшему. Важно, чтобы ребенок знал: вы лишь иногда - карательный орган, но вспомогательный орган вы – всегда. Допустим, ваш сын оскорбил бабушку, сказал плохое слово в ее сторону. Вы с ними поговорили – об уважении к старшим, о том, как бабушка для вас всех старается, о том, какая она хрупкая и недолговечная, и о том, что в качестве наказания сегодняшние игры на компьютере для парня отменяются. И наконец, подвели ребенка к тому, что перед бабушкой надо извиниться. А теперь предложите помощь – отправляйтесь вместе в магазин и оплатите цветы, вместе купите тортик. А вот когда придет момент извиняться – ребенок должен сделать это сам. В данной ситуации не вы – главный герой, но вы именно тот, кто должен «подавать ему патроны».

И, наконец: какой бы гадкий поступок ни совершил ваш ребенок, и какое бы серьезное ни было его наказание, вы должны умудриться в потоке всех этих неприятностей, нравоучений и переживаний оставить место для… любви.

А именно: вы должны донести до своего ребенка, что любите его несмотря ни на что. Да – его поведение неприемлемо, да – вы жутко расстроены, что он вас так подвел, да – наказание будет, и будет серьезным, но и после всего этого – вы все равно по-прежнему любите его, и ваша любовь не стала ни жиже, ни меньше. Вы должны не просто чувствовать это в душе, вы должны всякий раз доносить это до своего ребенка.

Читать нотации – это тоже искусство!

Мы уже упомянули, что одна из главных составляющих в цепочке «от преступления» к «наказанию» ребенка - это ваше объяснение на тему «что такое хорошо, что такое плохо». После любого детского проступка как родитель вы обязаны проговорить с ребенком: объяснить, почему так поступать нельзя, рассказать о возможных последствиях, и сообщить ему о наказании.

У подобных бесед тоже есть свои правила, которые родитель должен блюсти. Вот самые главные из них:

  • Ваша беседа с ребенком должна быть без оскорблений (ни в коем случае нельзя употреблять словечки типа «дурень», «дебил», «неряха», «неуклюжий», «неуч», «бестолочь» и тысячу им подобных). Запомните: вы можете давать оценку только поступку, который совершил ребенок, но ни в коем случае – самому ребенку. Унижать личность ребенка – это не наказание, это эмоциональное насилие.
  • Нельзя давать никаких негативных прогнозов в процессе наказания. Не стоит программировать: «А совсем запустишь математику – дворником станешь!». Что бы ни случилось с ребенком сегодня, неправильно говорить о его будущем в негативном ключе.
  • Нельзя сравнивать ребенка с собой и его опыт – со своим детским опытом. («Да я в твои годы уже…..», «Вот когда я так делал, меня отец вообще ремнем охаживал не жалея»…. ). В какой-то момент ребенок начнет подсознательно сожалеть о том, что он ваш. А кроме того – возьмет на себя вину за то, что у вас было такое "несчастливое, тяжелое" детство.
  • После наказания нельзя припоминать ребенку его проступок, тем более – в унижающей его манере. Тем самым вы перечеркнете всю ту работу, которую уже проделали. Всякий раз, эмоционально давя на ребенка за его прошлые «грехи», вы сфокусируете его внимание на обиде, а не на самом проступке и на его исправлении. А если вы будете «пилить» ребенка (особенно подростка) регулярно – то однажды получите в ответ серьезный всплеск агрессии, с которым вряд ли сможете справиться самостоятельно, без помощи семейного психолога.

Мировой родитель – мировой судья

Правильное и адекватное наказание собственных детей за их неправильные поступки мало чем отличается от классического судебного разбирательства и определения меры наказания в любой цивилизованной стране. Принцип тот же!

Наверняка, вы бы крайне удивились, если бы в зале суда почтенный судья вдруг начал кричать на обвиняемого, или оскорблять его последними словами, стал бы сравнивать обвиняемого с собой («Вот ты украл деньги из кассы, а я в твои годы себе такого не позволял, я учился и родителям помогал…»), или того хуже – набросился бы на обвиняемого с ремнем… Согласитесь, сама картинка выглядит нелепо! Разве может такой неадекватный судья вынести честное и справедливое наказание?...

По отношению к своим детям мы тоже должным быть адекватными, спокойными и справедливыми «судьями», а также теми, кто приводит наказание в исполнение. Всякий раз вспоминайте этого нелепого и неадекватного судью из предыдущего абзаца, когда становитесь слишком эмоциональными, непоследовательными и неразумными при наказании собственного ребенка.

www.woman.ru

«Поэзия розги» — за и против «физического воспитания» детей — Рамблер/женский

Форменным ремнем чаще бьют мальчиков, скакалкой — девочек. В ход идут прутья, тапочки, хлопушки для ковров, кипятильники, в редких случаях даже молоток (!) — таковы данные опросов.

«Мама нас почти всегда наказывала кожаным ремнем. Мягкое место горело потом еще очень долго. Иногда мы все ремни прятали заранее, тогда мама могла схватить кабель от телевизора или пылесоса. Это было больно, обидно, но всегда заслуженно, и это было именно наказание…» — рассказывает Рита Р., старший ребенок в многодетной семье.

52% мужчин и 32% женщин считают, что их пороли заслуженно, сообщает фонд «Общественное мнение». 61% петербургских студентов полностью одобряют битье как способ воспитания (данные 2009 года). «И не жалей, младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти», — повествует «Домострой».

«Лучше бы меня стегали шнуром от кофеварки, чем терпеть постоянные оскорбительные вопли с трехэтажным матом в свой адрес», — говорит Марьяна В.

До середины прошлого века телесные наказания детей во многих странах считались нормой. Ситуация начала меняться после издания книги американского педиатра Бенджамина Спока в 1946 году. Трактат призывал относиться к ребенку как к самостоятельной личности. Идеи Спока получили широкое распространение во всем мире. 48 стран постепенно на законодательном уровне запретили физическое наказание детей в семье. В странах Восточной Азии, Африке и на Ближнем Востоке такого запрета нет.

Слово против ремня

«Лупят детей только невоспитанные люди. Можно по-другому наказать: словом или поступком. А бить — сейчас, по-моему, так никто и не делает. Я свою дочь в угол ставила, без обеда оставляла, за косички дергала, но физическую силу не применяла, — говорит 89-летняя жительница Новосибирска Анна Ивановна.

Никто не знает, что на самом деле происходит в семье, какой бы благополучной она ни казалась. Фото Никиты Давыденко

Согласно исследованиям, дети, которых били в детстве, становятся агрессивными взрослыми. Они бьют своих детей и супругов, часто конфликтуют, у них больше проблем с алкоголем и наркотиками. Свыше 90% преступников в детстве подвергались насилию со стороны родителей.

«Телесное наказание ребенка очень часто, осознанно или неосознанно, является средством сексуальной разрядки или удовлетворения взрослого.

В этом случае порка — не просто насилие над ребенком, а форма сексуального насилия. Самый сложный вопрос — каковы долгосрочные последствия телесных наказаний?» — пишет в книге «Бить или не бить? Телесные наказания детей» Игорь Кон.

Поэтом розги в русской литературе называют Федора Сологуба. В его детстве порка была основным средством воспитания. Мать жестоко наказывала сына за малейшую провинность, пытаясь сформировать в нем послушный характер, а в итоге сформировала садомазохистский комплекс.

«Это по-настоящему больно и отрезвляет даже самых буйных. Потому и применять его стоит только при тяжелых провинностях», — пишет исследователь Шишова о наказании ремнем.

Работая учителем, Сологуб злоупотреблял своей властью. В одном из писем он поведал сестре, что пришел к ученику в плохом настроении и наказал его розгами «очень крепко», а его тетке дал две пощечины и приказал сечь его почаще.

Ребенок физически слабее взрослого и не может постоять за себя. Фото Виктора Боровских

А недавно в Новосибирской области разразился скандал: директора школы в Колывани обвинили в избиении учеников 5, 6 и 9 классов.

Порка и ее последствия

В России телесные наказания детей законодательно не запрещены, хотя налицо тенденция к уменьшению физического насилия.

Мальчиков наказывают гораздо чаще, чем девочек.

«Когда отец один оставался дома с младшей сестрой, и она не хотела засыпать, он бил ее пультом от телевизора по голове со всей силы и кричал, чтобы она заткнулась», — продолжает Рита Р.

За побои детей можно надолго сесть за решетку. Фото Виктора Боровских

Телесное наказание, перерастающее в побои, является уголовным преступлением в Швеции. В Австралии родители могут наказывать детей в границах разумного, но в случае нанесения побоев также будут привлечены к ответственности. В российском законодательстве под избиение попадает сразу несколько статей Уголовного кодекса, а также статья Кодекса об административных правонарушениях. Неоднократное избиение квалифицируется по ст. 117 УК РФ — Истязание. Избиение малолетних наказывается строже, чем избиение взрослого человека, но проблема в том, что дети не понимают, что родители нарушают закон, а когда отец ударил ребенка, мать боится заявить в полицию.

«Если мама наказывала, то отец — бил. Это было телесное уничтожение. Ладонью бил так, что месяц отпечаток сходил с тела, невозможно было на учебе сидеть, невозможно было спать на кровати, меня потом всегда трясло, как бабушку от тремора, у меня бесконтрольно тряслись руки, ноги, лежала, рыдала без остановки… — продолжает свой рассказ Рита Р. — У сестры моей все лицо было в синяках, отец велел в школе говорить, что она «просто упала». Ремнями, бляхами ремней, кабелями бил так, что кожа слазила. Однажды борщ нагрела недостаточно сильно — при гостях вылил мне на голову.

За единицу в первом классе он отвел меня в дальнюю комнату, взяв с собой деревянную ручку от швабры, дверь закрыл и подпер. И начал меня избивать».

Рита Р., старшая из четырех сестер, сегодня пытается избавиться от проблем психосоматического характера, при стрессе начинает задыхаться, вынуждена пить легкие транквилизаторы. У одной из ее сестер — до сих пор проблемы с психикой, неуверенность в себе и комплексы. Не говоря уже о душевных ранах.

Надо бить, пока не поздно?

В «Соборном уложении» 1649 года, своде законов Русского царства, содержалось 140 случаев применения кнута. Детей наказывали во всех классах российского общества вплоть до установления советской власти. После революции детей пороли, но скрытно и в меньшем масштабе.

Отсутствие наказания в некоторых случаях может плохо сказаться на судьбе ребенка. Фото Аркадия Уварова

«При советской власти телесные наказания в школах были строжайше запрещены. Обратим внимание на любопытное явление:

в СССР судили и сажали детей с 12 лет, расстреливали порожденных советской властью беспризорников, но никто не решился сказать ни слова в пользу телесных наказаний, хотя, может быть, для многих малолетних преступников порка была бы гуманней и действенней лишения свободы и уж, конечно, расстрела», — пишет Борис Петропавловский в статье «Из истории телесных наказаний в качестве воспитательной и исправительной меры».

«Боль подростки чувствовать еще не разучились, а значит, десять раз подумают прежде, чем что-то противоправное совершить. Гуманность по отношению к одному, от которой страдает гуманность для миллионов, выглядит как ловкий трюк дьявола, и не более того», — сообщает сайт «Военное обозрение».

woman.rambler.ru


Смотрите также

Регистрация на сайте

Пароль будет отправлен тебе на e-mail.

 

×